СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28
Главная › Блог › По воде на «Крышу мира». Акджилгинский непроход
0

По воде на «Крышу мира». Акджилгинский непроход

Сплав начался! Наконец-то, мы на воде, наконец-то, мы гребем! Ощущение ликования меня не покидает. Река здесь довольно широкая, течение размеренное, русло делится на множество потоков и проток. Для первого дня сплава – то, что нужно. Во-первых, экипажам нужно сработаться, а во-вторых, состояние многих, по-прежнему, оставляет желать лучшего, организмы еще привыкают к высоте. Сейчас нам необходимо хорошенько потренироваться, отработать слаженность действий в экипажах, особенно, при зачаливании, т. к. уже завтра нас ждет одно из самых серьезных испытаний маршрута – Акджилгинский непроход. Порог, состоящий из трех ступеней жесткой «мясорубки» (5-й и 6-й кат. трудности), заканчивающийся каменным завалом, запирающим русло. Это, собственно, и есть сам непроход.

Известны всего два случая прохождения этого участка, сделанные по очень высокой воде. Всем остальным приходилось придумывать различные схемы преодоления препятствия: обносить катамараны по береговым скалам, использовать навесные переправы. Это место водники называют «Ворота Памира». Говорят: «Если ворота откроются – река «отпустит» и группа пройдет дальше». А если нет…

На первую ночевку стали в нескольких километрах от непрохода. Все мысли только о нем. Что там впереди?

Вечером, у костра, перечитываем технические описания маршрутов других групп. В голове вырисовывается жуткая картина. Чего же ждать нам? Представить сложно. Последняя группа была здесь десять лет назад, за это время могло измениться многое. Есть ли у нас шанс? Пропустит нас река? Волнение не покидает. С этим ощущением ложимся спать.

Русло реки забито валунами размером с сарай.

Русло реки забито валунами размером с сарай.

Утром выходим. Напряженно высматриваем ориентиры препятствия. Через какое-то время штурмующий экипаж чалится. Подошли… Идем на осмотр, еще немного и мы встретимся лицом к лицу с этой бушующей бездной.

Протяженность препятствия около двух километров, чтобы увидеть его полностью нужно траверсировать крутой склон левого берега. Остатки тропы, помеченной турами, идут по крупной осыпи, затем она вовсе исчезает на крутом склоне. При каждом шаге из-под ног срывается большое количество камней, ступать приходилось очень аккуратно, чтобы самому не укатиться в реку. Подниматься сложнее и сложнее. Дальше идут смотреть только несколько человек во главе с Юрием Михайловичем.

Тропы, о которой говорилось в туристских описаниях, больше нет. А идти, прокладывая себе путь, по такой осыпи с рюкзаками, и тем более с катамаранами, чрезвычайно опасно. Любой неправильный шаг – и ты окажешься в «мясорубке». Скорее всего, в результате землетрясения или селя, часть склона осыпалась, и проход по нему стал невозможным.

Вариантов немного… Точнее – всего один. Первую ступень решаем обнести до маленького каменистого пляжа, примерно в середине порога. Придется пробиваться между огромных каменных глыб, то залезая на них, то спускаясь. Сначала несем рюкзаки, затем – катамараны. Там, где двигаться с ними по берегу сложно – проводим суда по воде или проходим на них небольшие относительно спокойные отрезки.

Наконец, все собрались на пляже. Перед нами почти отвесная каменистая осыпь, увенчанная скальной стеной с горизонтальной полкой. Становится понятно, что нам надо наверх. Другого варианта нет.

Мы были готовы к подобному повороту событий – у нас с собой веревка и карабины. Но медлить нельзя. Темнеет здесь рано, а перспектива ночевки на этом пятачке совсем не привлекательна. Детально обговорив свои действия, Володя Родионов и Дима Малыгин отправляются провешивать перила. Это оказалось довольно сложно: из-под ног то и дело сыпались камни, да и подъем по скале для туриста-водника, мягко говоря, в диковинку.

Штурм скалы для туриста-водника, мягко говоря, в диковинку.

Штурм скалы для туриста-водника, мягко говоря, в диковинку.

Перила готовы, выдвигаемся! Без специального альпинистского снаряжения путь наверх – большое испытание. Поднимаемся, можно сказать, на одних руках, осторожно выбирая веревку.

Мы шли с рюкзаками на плечах, боясь ослабить натяжение перил, так как каждое неловкое движение или касание веревкой камней вызывало осыпь. Дыхание, как у астматиков: глубокий вдох переходит в кашель, сердце бешено колотится, жуткое давление в висках. Шаг, остановка, шаг… Мы идем ближе и ближе к цели, но силы практически на исходе. В какой-то момент, руки устали настолько, что захотелось отпустить веревку. Но мозг вовремя включился, и этого не произошло.

Забравшись на небольшое каменное плато и отдышавшись, тут же подключаемся к страховке поднимающихся ребят.

Когда наверху собралась большая часть команды – начинаем поднимать катамараны. Вот здесь пришлось изрядно потрудиться. Суда то и дело застревали, цеплялись за камни, вызывая осыпи. Верхние тянули веревку с катамараном к себе, а те, кто остался внизу, толкали судно вверх, пытаясь маневрировать между камней. Получался этакий муравейник. В такие моменты остро ощущаешь чувство единства. Каждый включен, каждый знает свое дело, никто не стоит в стороне. Как только ты забираешься и падаешь без сил на плато, тут же кто-то подхватывает тебя, твой рюкзак, дает глоток воды. Ощущение того, что ты являешься частью всего этого – бесценно.

Наверху все собрались лишь в начале шестого. Преодоление этого маленького участка порога заняло почти 4,5 часа! 4,5 часа мы работали на склоне, как альпинисты. Решаем суда оставить здесь, а самим спуститься к реке, чтобы поставить лагерь и переночевать.

Спуск оказался значительно легче и, что немаловажно, втрое короче. Закрепив веревку, поочередно пошли вниз и через несколько сот метров оказались на высокой террасе у реки.

Да-а-а… Денек выдался напряженным. Все изрядно устали, но расслабляться мы не имеем права, ведь «выиграть бой, не значит победить в войне». Завтра продолжение нашей борьбы и обнос третьей ступени Акджилгинского непрохода. Завтра! А сегодня без сил падаем спать…

Пути нет, но надо идти.

Пути нет, но надо идти.

Сон продлился недолго – дикий порыв ветра с каким-то жутким хриплым завыванием ворвался в тамбур палатки. Начинается дождь, за ним – снег. Ветер не утихает, перерастает во что-то жуткое, буреподобное. Пришлось выйти, чтобы натянуть тент и оттяжки, которые не выдержали порывов.

Через час этой свистопляски, Юрий Михайлович не выдерживает и вместе с Пашей идет к катамаранам, чтобы проверить и закрепить их. Ночь, жуткий ветер, дождь, катамараны, стоящие вверху на осыпи у второй ступени, и две тени, поднимающиеся к ним по склону…

Утро, сборы. Ощущение полной раздавленности после тревожной ночи и напряжение перед предстоящей работой. Для спуска катамаранов пришлось разделиться. Несколько человек отправились наверх, остальные остались внизу, чтобы принимать суда. С этой задачей мы довольно быстро справились, и теперь нас ждет сам непроход.

Представьте себе: тонны воды забиваются в щели между огромными глыбами, лежащими в русле. Разбиваясь о камни, вода создает чудовищный гул, похожий на рев дикого зверя. Когда стоишь на краю полки и смотришь на третью ступень, в голове остается лишь одна мысль: «Не хочется – мягко говоря – там оказаться».

Внимательно изучив берег, находим маленькое, размером с один катамаран, улово сразу за непроходом. Но прямого спуска к этому месту, конечно же, нет. А кто говорил, что будет легко?

Рюкзаки и катамараны пришлось спустить прямо перед 3-й ступенью. Дальше, прижимаясь к берегу, чтобы не попасть на струю (а это верный путь в пенную пасть «белого дракона»), идем несколько метров до каменной отмели на берегу. И снова: сначала несем вещи, затем – катамараны в порядке прохождения. Вся сложность в том, что сразу же после 3-й ступени Акджилгинского непрохода начинается шивера 5 кат. трудности, которая требует осмотра. Осмотр, в свою очередь, возможен лишь с правого берега, а мы находимся на левом. Мы видим лишь вход, а точнее – жесткий прижим на входе…

Между уловом и началом шиверы всего несколько метров относительно чистой, но очень мощной струи. И за эти метры мы должны оказаться на противоположном берегу.

Ворота Памира открылись.

Ворота Памира открылись.

Экипаж первой двойки готовится. Аккуратно спускаем катамаран со скалы в улово. Пока парни привязывают вещи, остальные держат катамаран… Сердце бешено стучит, норовя выскочить из спасжилета. В силах этого экипажа никто не сомневается, но неизвестно, как поведет себя река, захочет ли она сдаться без боя.

Вышли. Гребок! Мощнее! Еще один мощный удар веслом и они на правом берегу!

Четверка идет следующей, за ней – вторая двойка. Что-то идет не так и двойка, не успев уйти со струи, летит в шиверу, но экипаж, вовремя «вырулив», уходит от прижима и чалится сразу за ним. Акджилгинский непроход позади!

«Молодцы», – короткое сухое слово, брошенное в воздух Кэпом, но в нем больше чувств и эмоций, чем в криках радости от победы нашей сборной по хоккею. Просто сейчас не время для эмоций. Работа, работа, и снова работа! Лишь после мы имеем право расслабиться.

Снова осмотр. Идем на взаимостраховке. «Бочка», еще одна, а за ней – еще и еще. «Подтяг», «дуга», «закол» – в мощном потоке катамараны лавируют между камней.

Наконец, с ног до головы мокрые, но дико счастливые, мы выходим на берег. До запланированного места стоянки так и не дошли. Решили встать у следующего порога, чтобы с новыми силами пройти его утром.

Разбили лагерь, приготовили ужин, и лишь теперь осознали, что самое сложное позади. Два километра реки, два дня адских усилий и жесткой работы, два дня неописуемого единства, мучительная ночь и непроход – все это позади! Мы смогли! Мы справились!

Хочется кричать, но нет сил. Спать… Нужно идти спать, но даже на это не осталось сил. Расходимся от костра и слышим тихую фразу: «Ворота Памира» открылись…»

Продолжение следует.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*