СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28
Главная › Блог › По воде на «Крышу мира». Усойский завал
0

По воде на «Крышу мира». Усойский завал

Тот, кто не бывал тут, никогда не сможет представить, что это! Ни одна книга, ни один отчет, ни страница в «Википедии» – ничто, ни на миллиметр не приблизит вас к реальности. Подъем в 6 утра. План следующий: мы с Наташей Поповой готовим завтрак, а парни в это время несут все железо на один из ближайших гребней. Чуть больше часа им требуется, чтобы сделать заброску и вернуться в лагерь. После завтрака, попрощавшись с «хранителями» озера и выслушав пожелания «удачи» и «попутных ветров», мы, наконец, закинули рюкзаки на плечи. Сделать это оказалось не так-то просто – у парней рюкзаки весят около 45 кг, у девочек – чуть меньше.

Выходим. Тропа сразу же забирает вверх. Сначала подъем более или менее пологий, затем крутизна резко возрастает. Чтобы разглядеть тропу, приходится запрокидывать голову назад. Наш путь идет по крупной осыпи, и рюкзак норовит тебя опрокинуть при каждом шаге.

С первых же метров становится ясно, что легко не будет. Мы передвигаемся очень медленно, первые подъемы даются с большим трудом. 8 километров… Всего восемь тысяч шагов, но они, кажется, будут мне сниться.

Первые подъемы даются с большим трудом.

Первые подъемы даются с большим трудом.

Через каждые несколько сот метров останавливаемся, чтобы передохнуть. Наша задача – выйти к месту, где река Мургаб пробивается сквозь «плотину», образовавшую Сарезское озеро. Оттуда мы продолжим свой сплав. Завал назвали в память о кишлаке Усой, который стоял здесь век назад. Во время землетрясения огромный участок скалы рухнул, похоронив всех – стариков, детей, женщин. В живых остались лишь три человека, гостившие в соседнем кишлаке.

Когда-то здесь кипела жизнь. Женщины копались в огородах, мужчины занимались ремеслом, а на улице звучал громкий детский смех. Люди ходили друг к другу в гости, пекли лепешки и сушили урюк. 18 февраля 1911 года – резкий толчок, темнота… Мгновенье и цветущий кишлак исчезает с лица земли. Подобные истории всегда оставляют сильный отпечаток в душе. Наверное, поэтому впечатления от этого места у меня особенные.

Мы идем по груде камней. Ноги гудят, дышать нечем, в голове шумит, а рюкзак жутко давит на плечи. Приходится забивать голову всякими мыслями, чтобы как-то отвлечься от этой адской дороги.

Часа через полтора-два дошли до места заброски. К этому времени команда довольно сильно растянулась. Решено дождаться здесь всех, чтобы вместе пойти дальше. Рухнув на землю, минут пять лежу без движения. Закрываю глаза, и мне кажется, что я слышу свой пульс. Каждый удар отдается эхом в голове. Глубокий вдох – выдох, вдох – выдох. Отдышавшись и немного придя в себя, мы, наконец-то, смогли посмотреть по сторонам. С этого места открывается потрясающий вид. Над нами небо лазурно-голубого цвета, вокруг – скалы всех оттенков серого: от серебристого до темного, почти черного, и огромные грозные ледники вдали. Над ледниками собираются темные тучи, что делает их еще более загадочными и неприступно холодными. В такие моменты я понимаю альпинистов – эти ребята понимают толк в пейзажах. По крайней мере, у них есть возможность лицезреть такие картины постоянно.

Вскоре подтянулись остальные. Дав им немного передохнуть, мы двинулись дальше. Теперь идти еще тяжелее – мы несем еще и железо. Казалось бы, всего два весла и рама, но с каждым шагом они становились все тяжелее и тяжелее.

Аксакал дядя Вова.

Аксакал дядя Вова.

Спуск-подъем, подъем-спуск, снова подъем, за ним еще один, и еще… Тропинка становится все уже и уже. Слева – скальный навес, справа – обрыв, тропа сужается до полутора метров. Жутко страшно! Мы едва вмещаемся по росту в этот «карман», ступаем очень аккуратно, чтобы не сорваться вниз. Всего 50 метров, а сердце чуть не выскочило из груди. Еще страшнее смотреть на то, как твои товарищи шагают по самому краю пропасти. В этот момент адреналин зашкалил до предела. Хотелось броситься к ним и помочь каждому: взять рюкзак, подать руку, но места для двоих там нет! Выдохнуть я смогла лишь тогда, когда этот жуткий участок прошли все.

Снова спуск, довольно пологий… Опять растягиваемся. Дойдя до небольшого плато, я обернулась и увидела там, в высоте, разноцветные точки. В лучах солнца на фоне бирюзового неба они выглядели особенно яркими. Яркими и очень дорогими. Почему-то именно в этот момент я подумала о том, что я бесконечно счастлива от того, что оказалась здесь, что решилась пойти в этот поход, и что со мной именно эти люди. Трудности сближают, друзья. Проверено.

Пока ждали ребят, встретили человека, который вез на осле провиант на базу спасателей к озеру. Сказать, что он был удивлен – ничего не сказать. На вопрос «сколько километров до реки?», махнул рукой – «За час дойдете». Д-а-а… Были бы у нас ишаки, наверное, и дошли бы.

Подъем, спуск, небольшое плато. Вдалеке виднеется тонкая белая полоска. Мургаб! Вид реки придает бодрости, хочется бежать к ней, но сил хватает, только на то, чтобы просто переставлять ноги вниз по склону. Впереди – очередная небольшая терраса, за ней – спуск. Подходим к его началу и видим перед собой практически обрыв…

Помнится, однажды в разговоре с кем-то из коллег-горников, я обронила фразу, мол, «вы там до вершины дойдете и быстренько назад». Друзья, беру свои слова обратно и тысячекратно извиняюсь! Больше никогда не скажу такой глупости, да, что уж там – я даже не посмею подумать об этом! Впечатления от этого спуска затмили все чувства и эмоции, которые я пережила за день. Как будто жизнь вокруг остановилась – есть мы и этот адский спуск. Сыпятся живые камни, из-под ног уезжает щебень, приходится буквально скользить от одной груды камней до другой. Как будто спускаешься по лестнице, в которой пропущены ступеньки. Вы когда-нибудь сползали, в прямом смысле слова, с горы с рюкзаком в 40 кг? Я, до этого момента, ни разу. Дойдя до очередного плато, хотелось целовать землю.

Мургаб совсем рядом! Еще один спуск, и мы на большой площадке у реки. Он оказался значительно проще, а может, мы уже были очарованы видом реки.

Бирюзовый Мургаб.

Бирюзовый Мургаб.

Да! Мы это сделали! Мы прошли Усойский завал! Почти 8 часов мы ползли по страшным карнизам, полкам, спускам и подъемам. Еще одно препятствие позади, можно немного выдохнуть.

Скинув рюкзак, иду, нет – скорее, лечу, к реке! Первое, что я подумала: «Иллюзия…» Передо мной течет поток самого необычного оттенка: не привычного серо-голубого, а насыщенного бирюзового цвета! Как в сказке про кисельные реки и пряничные берега. В нашем случае – кисель голубичный. Кажется, набери воды в кружку и ее цвет останется синим. Невероятно, сколько эмоций может вызывать у человека река.

Завал является естественным фильтром для реки, поэтому вода здесь кристально чистая. Пятьдесят семь родников просачиваются сквозь стену из каменных глыб и обломков скал, постепенно собираясь в реку. Но за этой красотой скрывается ярость – поток шипит и брызжет пеной, падает, разбиваясь о скалы, как будто пытается отомстить за восемь километров заточения.

Наконец-то, разбили лагерь. Ходить не хочется совсем, но нас ждут дела бивуачные. Еле передвигая ноги, помогаем дежурным собрать дрова. Дрова – это очень громко сказано: здесь ни деревца, ни кустика — кругом лишь голые скалы. С трудом нашли кое-какую растительность для приготовления обеда.

Наконец-то, внутри нас суп, по телу разливается тепло, рядом шумит долгожданная река. Что может быть лучше? Дальше, по описанию, Мургаб успокаивается, и нас ждет довольно спокойный сплав до кишлака Барчидив. Оттуда машина забросит нас на следующую реку – Танымас. Спокойный сплав нам на руку – необходимо восстановиться после сложного перехода.

Отдохнув после обеда, расходимся за дровами для ужина. Спустя некоторое время возвращаемся к костру. Не хватает только Димы Валиуллина и Юрия Михайловича. Ниже по течению видны две точки, которые медленно приближаются к нам. Издалека стал заметен нахмуренный взгляд Кэпа.

Подходят к костру, пауза. Мы напряженно молчим… Юрий Михайлович нарушает тишину: «Впереди шестерочный порог… За ним – еще один. Река сильно изменилась». Эта фраза прогремела громом среди ясного неба. Несколько секунд мой затуманенный мозг ликует, ведь завтра мы можем быть мокрыми по уши! Но… Постепенно рассудок возвращается, становится понятно, что для первопрохода этого участка нам потребуется 2-3 дня. Каждый метр реки там представляет опасность, нужно обрабатывать каждый поворот, каждое препятствие и, тем более, пороги. У нас просто нет столько времени! Завтра мы должны оказаться в кишлаке с другой стороны хребта, почти в 20 километрах отсюда. Завтра! Иначе сильно отстанем от графика. А это значит, что у нас есть всего один выход – рюкзаки на плечи и пешком в Барчидив.

Продолжение следует.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*