СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28 мск
8 (812) 923-62-75 спб
Главная › Блог › ЧП: Что Происходит и Чем Помочь?
2

ЧП: Что Происходит и Чем Помочь?

Сложную ситуацию в лагере, где подростки отдыхают активно и с пользой, может спровоцировать все что угодно. Самое обидное, когда все ингредиенты для будущей неприятности, ребенок аккуратненько и незаметненько привозит с собой из дома. Классический пример – свежекупленная обувь. Вроде и родители постарались, и кроссовки – загляденье, и ребенок доволен, а результат плачевный – случалось, даже с маршрута снимали из-за жестоких мозолей.

Но бывает, что ребенок привозит из дома проблемы посерьезней неразношенных кроссовок. Например, в лагерь приезжает мальчик, назовем его Сева. Спокойный, нормальный пацан, от которого вроде ждать неприятностей не приходится. И вдруг он начинает конфликтовать, буквально провоцировать ребят из своей команды, всеми силами пытается вывести из себя вожатого и инструктора.

Запись из «Журнала ЧС»: «Я показал ему несколько раз, как надо правильно ставить велосипед. В какой-то момент Сева вспылил и вышел из-под контроля. Он бросил велосипед на землю, сказал, что его «все достало».

Невероятно сложно разглядеть проблему заранее.

Невероятно сложно разглядеть проблему заранее.

Никто понять не может – что, зачем, почему? В конце концов, дело доходит до демонстративной попытки побега. Ребенка снимают с маршрута, привозят в лагерь, и подключают все возможные ресурсы, чтобы разобраться. Психологи беседуют, администратор звонит в Москву, в офисе пытаются деликатно прощупать родителей. И вот, наконец, из маленьких фрагментов удается составить общую картину: родители разводятся, а ребенок пока «сослан» в лагерь. Грустно даже пытаться представить, в какой атмосфере жил Сева до поездки в лагерь, какое чувство он привез с собой и какой внутренний конфликт рвался наружу и обрушивался на всех, кто рядом. Как, скажите, как увидеть проблему заранее? Как разглядеть беду в уверенной в себе, ухоженной женщине, покупающей путевку, и в обычном хорошо одетом мальчишке? В тот раз благодаря коллективным усилиям удалось не перечеркнуть каникулы для и без того несчастного мальчишки. Он вернулся в группу, продолжил путешествие, а ребята проявили достаточно терпения и такта, вынесли для себя из ситуации что-то новое, и поход принес двойную, если не тройную, пользу всем участникам.

Понятно, что делиться семейными проблемами при покупке путевки в лагерь будет далеко не каждый, маме из первой истории можно только посочувствовать. Но бывает настоящий родительский экстремизм. Скажем, мама хочет, чтобы ее ребенок исправился, стал другим. Ей не нравится, что он часами сидит за компьютерными играми и не общается со своими сверстниками. Как ей кажется, наш лагерь – выход, путь к нормальной жизни, к активности и самостоятельности. И это действительно так. Мы можем на любом нашем лагере даже табличку прибить «Выход из виртуальной реальности». Но в любую дверь можно вломиться, а можно войти, аккуратно постучав. И результат будет разным. С Никитой получилось так. Из журнала ЧС: «Мальчик часто жаловался на то, что в лагерь он приехал не по своей воле, а по настойчивому указанию мамы, которая сказала (со слов Никиты), что ему это «будет полезно». Мальчик также отмечал, что не знал, что это за лагерь (об этом говорила и его одежда, по большей части не приспособленная для нахождения в лесу). Во второй ходовой день, в конце длительного перехода по реке Муезерка, он, устав грести, стал красноречиво проклинать водный туризм, весь свет и свою судьбу, которая уготовила ему такие страдания, и, выйдя на берег, разрыдался».

Мы можем на любом нашем лагере даже табличку прибить «Выход из виртуальной реальности».

К бедному парню были вызваны заместитель директора и старший психолог, их беседа была долгой, но настолько плодотворной, что парень согласился продолжить поход. Конечно, он не влюбился в леса и озера Карелии, не стал фанатом активного туризма, но нам хотя бы удалось избежать пораженческого настроения и помочь Никите уехать с ощущением, что он преодолел себя и способен на многое. Это была победа. Только одно расстраивает: мы могли бы добиться гораздо большего. Если бы мама предупредила мальчика заранее, если бы он психологически был готов к тому, что его ждет, если бы наш психолог встретил его, зная о сложностях ребенка, и особым образом отследил процесс адаптации… Если бы, если бы, если бы…

Еще один коварный фактор – так и не можем разобраться помощник или вредитель в большей степени – это мобильный телефон. Вы помните, какие ощущения испытывает ребенок, первый раз оказавшийся вдали от дома с незнакомыми людьми? Весьма часто примерно такие – «мама, забери меня обратно!». При этом уже дня через три он может о доме и не вспоминать, а через две недели рыдать на вокзале от осознания необходимости возвращения домой. Но факт остается фактом – синдром первого дня, приступы острой тоски по дому никто не отменял. И вот тут мобильник порой играет недобрую службу: натягивается невидимая ниточка между детскими переживаниями и родительскими нервами, и понеслось! Надо отдать должное большинству родителей БПшников: в 90% случаев они твердо говорят – «потерпи, дорогая (дорогой)!» и проявляют бесценную адекватность. Но бывает и так, что к разговорам о том, «почему моему ребенку плохо?!» подключаются постепенно все: от директора базового лагеря до руководителя Клуба «Приключение» Дмитрия Игоревича Шпаро.

Почти комичной ситуацией, иллюстрирующей катастрофические последствия использования мобильников детьми, стал следующий случай. Девочка отошла в лес, не поставив в известность ни инструктора, ни вожатого. То ли в стремлении побыть одной, то ли по более прозаической причине. Уже через пять минут она решила, что заблудилась и позвонила маме. А мама – в МЧС, ни больше, ни меньше. И хотя девочка довольно быстро нашлась методом простого ауканья, и привлечение спецслужб не понадобилось, многочисленные перезвоны потрепали нервы всем участникам событий.

Что ж, подводим маленький итог большим переживаниям. Был такой замечательный обычай – «присесть на дорожку». Давайте, перед каждой поездкой посидим-подумаем, обязательно скажем будущему БПшнику что-то ободряющее, запасемся терпением и с самым хорошим настроем будем ждать его возвращения.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
  1. Ольга

    Сынуля из Карелии: есть нечего, холодно и мокро, комары, Туалет…. В общем, без центральной канализации. Приехали где то днем, после непродолжительной беседы и некоторых измерений обнаружилась прибавка в 2 кг , что в процентном соотношении к общему весу в 35 кг выглядит внушительно :), погоду можно скорректировать сменой времени поездки (согласна, что начало июня в Карелии — не совсем лето), пострашней Комаров есть насекомые, а с такими туалетами полстраны живёт. Вечером выбирали: хаски или вело :) но открыли Краснодар … И мы уже там :) кормим местных комаров. Телефон молчит, на фотках личико веселое :)

  2. Маргарита
    5

    О, да! Как вспомню прошлогодние рыдания в телефонную трубку, так ком к горлу подкатывает. В тот момент, стоя у окна 11 этажа офисного здания в Москве, я чувствовала, что земля уходит из под ног. Сквозь плач я с трудом понимала слова: «Мама, я промок до нитки, у меня даже трусы мокрые, мы идем под проливным дождем. Мама, я больше не могу!!! Мама, нам еще 2 километра идти, а дождь очень сильный» И так три раза с перерывами по 15 минут. Потом, видимо, перестала ловить сеть. Точно помню, что именно эти слова говорила своему сыну: «Потерпи, дорогой. Ты сильный! Ты справишься».
    И вечером звонок: «Мам, мы на Красной поляне, тут очень красиво, нам надо вместе съездить в Сочи» — веселым и радостным голосом. А мама, то есть я, к вечеру успела уже половину флакона Валемедина выпить.
    И первые слова на перроне в Москве: «Мама, я больше не поеду».
    А потом встреча с друзьями осенью в Сокольниках. И новое заявление в феврале уже этого года: «Мама, я летом еду в Карелию, не забудь оплатить».
    Вот так и живем.

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*