СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28 мск
8 (812) 923-62-75 спб
Главная › Блог › Единица!
30

Единица!

Когда дети возвращаются домой из лагеря «Большое Приключение», мы просим родителей заполнить анкету из 5 пунктов. Ответами могут быть всего лишь цифры-оценки по пятибалльной системе. И вот, очередная заполненная анкета: четверка, три пятерки и в самой важной графе «Качество работы инструктора» – единица. Рядом с колом пояснение: «Мало внимания уделялось новым знаниям и навыкам, не рассчитывает силы команды и часто его действия расходятся с его словами, сам не участвует в общих мероприятиях. Очень сильная православная пропаганда!»

Даже тройка, как оценка работы инструктора, для нас большое ЧП. Думаю, что единица поставлена вообще впервые за многие годы. Звоню директору лагеря: «Да, такой работал. После двухнедельной смены был прощальный разговор. Положение в группе спасла вожатая Анна».

Звоню Анне, и она рассказывает все подробности.

Приношу по телефону извинения и благодарности маме, известившей нас о ЧП. Потом прошу Аню записать все историю для блога. Не хочу никого травмировать, поэтому все имена опущены, и даже имя вожатой изменено. Но ей, вожатой, громадное спасибо.

 

Когда мы с командой юных путешественников приехали в базовый лагерь, нас распределили по инструкторам. При первом знакомстве наш инструктор произвел лично на меня самое благоприятное впечатление. Видавший виды, спокойный, добрый к детям, с чувством юмора.

Когда же меня, как педагога, начало настораживать его поведение? Помню, первый раз это случилось во время однодневного похода. Мы были рады впервые выехать за пределы лагеря, были полны впечатлений. На стоянке обустроили быт, переиграли с детьми во все возможные игры, наловили рыбы и все вместе принялись стряпать обед.

Поев, дети начали рассуждать на философские темы. Каким-то образом разговор коснулся религии и мы стали обсуждать буддизм. Было высказано мнение, что все религии достойны уважения. На что наш инструктор впервые за весь разговор заметил: «А что же хорошего в буддизме? Сидят они в своих монастырях в горах. Все это давно сплошная коммерция. Истина, ребят, только в православии. Вот для меня истинная вера». Тут дети начали спорить, и я, поняв, что это ни к чему хорошему не приведет, быстро перевела разговор на другую, менее скользкую тему.

Религия всегда была темой табу в детских лагерях

Религия всегда была темой табу в детских лагерях

На протяжении всего похода в высказываниях нашего инструктора нередко проскальзывали слова относительно его веры, и тогда все поняли, что он весьма и весьма набожный человек и не приемлет любых споров по поводу религии.

Самое неприятное произошло в многодневном походе на дневке. Была чудесная погода, мы отдыхали, и все утро провели, играя у костра и на пляже в различные игры.

Наверняка многим известна игра под названием «Упражнение Джеффа». Она предполагает обсуждение какого-либо животрепещущего вопроса с разделением команды на три части: «да», «нет», «не знаю». Лично я нахожу это упражнение замечательным и не раз проводила его в других лагерях среди детей различного возраста. Я предлагала детям, выбрав одну из трех сторон, высказаться по многим вопросам: «Патриот ли я?», «Я верю в любовь с первого взгляда», «Хотел бы я стать другим человеком?» и т.д.

Заканчивая игру, я спросила ребят, не хотят ли они выбрать вопрос самостоятельно. Одна девочка предложила обсудить гомофобию. Надо отметить, что в группе были ребята 13-17 лет, и неудивительно, что они поддержали эту идею, ведь подростков сейчас все больше и больше захватывают такие непростые вопросы нашего общества.

Я уступила ей место ведущей. Практически, все участники встали на стороны «нет» и «не знаю», сама я также заняла нейтральную позицию, понимая, что дети не должны ориентироваться на меня, а руководствоваться лишь своим выбором.

Стоит сказать, что при проведении «Упражнения Джеффа» ни в коем случае не следует оценивать слова детей, говорить, правы они или нет; советовать что-то, спорить…

Наш инструктор в тот день плохо себя чувствовал. Все время игры он просидел в стороне, судорожно закрывая глаза и покачивая головой, не желая присоединятся. Всем своим видом о показывал, что он уже все решил в своей жизни и ему незачем это обсуждать.

Под конец он попытался закончить сам упражнение, которое проводила я со словами: «Кто такой этот Джефф и зачем это упражнение?»

Не добившись и малой толики доверия со стороны детей, едва ли стоит навязывать им агрессивные нравоучения и убеждать в том, что, вполне возможно, их вообще не волнует.

Его прорвало, когда одна девочка сказала, что гомофобия – это плохо. Тогда он вскочил с грозным видом со своего места со словами: «А кто здесь хочет, чтобы его сын был пидором?». Мы опешили. Девочка ответила, что «это будет выбор моего ребенка и я приму его, каким бы он ни был». Тогда наш инструктор возмутился пуще прежнего: «Что?! А если он приведет себе мальчика домой, и они будут за стенкой стукаться, это тоже примешь?»

Дальше слова полились одно за другим. Он кричал, что мы не должны говорить об этом, что это самый страшный грех, что Москва – рассадник разврата, что много лет назад, много городов пало из-за людей нетрадиционной ориентации! Что мы живем в православной стране, что у нас православный президент, что мы все (!) крещенные.

Самые смелые девчонки попытались сказать, что это здесь ни при чем, и вообще их крестили в детстве и даже не по собственной воле и, главное, это дело личное. Но крики продолжились: «Ваши родители венчались, они бы постыдились. Это все сатанизм. Это все коммунисты развратили нашу страну» – и еще много несуразных слов.

Кончилась тирада только тогда, когда ведущая девочка расплакалась и убежала. Это остудило его пыл. Пытаясь вернуть ее назад и утешить, он говорил, что не хотел ее обидеть, что она молодец и у нее были некоторые хорошие мысли в других дискуссиях. И далее оценил еще несколько мнений, которые высказывали дети по другим вопросам, не понимая, какой ущерб тем самым он наносит и той девочке, и команде, и каждому ребенку в отдельности.

Я пыталась привести инструктора в чувство на протяжении всего этого жуткого ора. Но тщетно. В итоге, после игры эмоциональный фон команды был низок как никогда. На детях лица не было. Все очень расстроились.

Перед ужином инструктор стал рассказывать детям историю из своей жизни, завершив ее словами «вот так я встретил Бога». Одна девочка попросила его больше не говорить о Боге, так как была из семьи атеистов и ей были неприятны эти разговоры. Мальчишки предпочитали отмалчиваться.

На традиционном обсуждении прошедшего дня – «свечке» – в тот вечер дети были подавлены, говорили мало. На следующее утро я с трудом уговорила их поиграть хоть во что-нибудь.

После этого я попросила инструктора больше ни коим образом не вмешиваться в мою работу с детьми и не повторять сегодняшних яростных нотаций детям, но услышала в ответ: «Да ладно, они же взрослые, умные ребята, переживут».

Ту девочку я едва успокоила. Тема была для нее болезненной, она очень волновалась, когда вела игру. Но вместо того, чтобы раскрепоститься и поверить, что здесь ее никто не осудит, она замкнулась в себе. А на утро вышла из палатки с волосами, частично выкрашенными зеленкой.

После этого между девчонками и инструктором пролегла пропасть.

Я сохраняла нейтралитет. Сглаживала все острые углы, как могла. Объясняла детям, что мы одна команда, что у каждого из нас свое мнение. Но нельзя было отрицать очевидное. Инструктор полностью скомпрометировал себя в глазах детей. Честно, я тоже не могла и не хотела после этого случая терпеть другие его очевидные недостатки. Всю смену он никак не шел на прямой контакт. Он не делился со мной своими планами на день, его намерения приходилось выпытывать, он всегда оспаривал мои слова (даже на «свечках» считал нужным прокомментировать все мои высказывания), боялся критики со стороны руководства лагеря, пофигистски относился к детям, уделял внимание только мальчикам.

Естественно, я всеми силами пыталась показать, что мы единое целое, убедить ребят в том, что все хорошо. Но дети как антенны – все чувствуют, улавливают любой сигнал и склонны принимать все близко к сердцу в силу своей подростковой впечатлительности. Где взрослые могут покачать головой и промолчать, там ребенок всегда будет искать правду и отстаивать ее.

К чему я веду все это?

У всех свое мнение, быть может, кому-то эта история не покажется поучительной или интересной. А кто-то, может быть, захочет поставить себя на мое место и подумать, как бы он поступил. Однако, для меня этот случай сыграл особенную роль.

Думаю, что, не добившись и малой толики доверия со стороны детей, едва ли стоит навязывать им агрессивные нравоучения и убеждать в том, что, вполне возможно, их вообще не волнует. Религия всегда была темой табу в детских лагерях. Всем нам необходимо соблюдать такой порядок, дабы не натворить разлада в мечущейся детской душе.

Наш поход завершился. Все дети были довольны великолепным лагерем «Большое Приключение», но осадок от отношений с инструктором у них остался.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
  1. Ирина

    Ужас! Бедная Аня… Вы, кто судите, пробовали остаться наедине с подростками и ненормальным инструктором? Сидят тут, критикуют, в тёплой квартирке перед монитором. А вы попробуйте в реальной ситуации совладать со случившимся! Раздражают такие мамаши в принципе.
    Эта Аня, наверняка, сама ещё молодая девушка, и старалась как могла. И вина в ситуации целиком лежит на РУКОВОДСТВЕ лагеря, неграмотно подбирающем вожатых для работы с подростками.
    Да, гомофобию надо обсуждать — поверьте, я терпеть не могу эту тему, я в душе гомофоб и верующий человек — но ведь это поток! А как говорил один из великих: не можешь остановить — возглавь!
    Эта тема, к сожалению,на примере моей дочери подростка, крайне важна и животрепещуща даже сейчас, два года спустя после этой статьи. И ведь она их серьёзно волнует! Однако грамотный преподаватель не замалчивает такие темы — а даёт всем возможность высказаться, но при этом незаметно и твёрдо, путём грамотной дискуссии, приведёт ребят САМИХ принять цивилизованное решение.
    Собираюсь сама отправлять к вам дочь, поэтому ОГРОМНАЯ И НАСТОЯТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА: берите на работу с подростками только морально устойчивых, волевых, закалённых и опытных вожатых, которые смогут «удержать» и сплотить свою команду. Чтобы потом это не расхлёбывали дети и их родители.
    Спасибо вам за внимание!

    • РедакторРедактор

      Руководство лагеря при приеме сотрудников на работу не имеет право спрашивать в какого бога верит кандидат, и верит ли вообще. В нашей стране декларируется свобода совести и вероисповедания. Не так ли? В чем же вы видите вину руководства? Может быть, у вас есть рецепты, как заранее предугадать такие конфликты. Мы открыто рассказывает о своих ошибках и учимся на них. Прошло два года, лагерь за это время посетили больше 3 тыс. детей. Таких конфликтов больше не случалось.

  2. Полина
    5

    Спасибо большое, что рассказываете не только о прелестях лагеря, но и о сложностях, которые возникают. Отправляю к Вам сына со спокойной душой, уверенная, что ни о чем не будет замолчено и утаено.

    Что касается темы разговора, то подростки ВСЕГДА обсуждают «взрослые» темы. И на мой взгляд лучше, если это будет происходить в присутствии и под контролем взрослого, а не по темным углам. Спасибо, что сохраняете «религиозный нейтралитет». Сейчас, когда религия насильно насаждается, особенно в школах, это очень важно.

  3. Ирина
    4

    Тема старая, но поддержу Дмитрия Шпаро. Инструктор был профнепригоден для работы с подростками, хотя некоторые моменты в рассказе заставляют сомневаться в его профпригодности в целом.
    Для родителей хочу заметить, что воинствующие фанатики любых видов на протяжении всей истории причиняли несоизмеримо больший вред, чем гомосексуалисты и толерантные к ним.
    И да, подростки в данном случае уже не «невинные младенцы», если отказаться с ними говорить на какую-то тему, то они поговорят на эту тему в другом месте и с кем-то другим. С другой стороны, чтобы вести беседы на некоторые темы, не скатываясь до банального «это хорошо, а это — нет», не уходя в религиозные догматы, нужно как минимум иметь хорошую эрудицию. Было бы неплохо, если бы для вожатых и инструкторов сделали методички по рассуждениям на самые скользкие темы ))
    Вожатая, на мой взгляд, немного растерялась, пытаться показать мнимое единство с инструктором, наверное, было не лучшим решением для возвращения доверия детей. Но она, видимо, действовала в соответствии с инструктажем.

  4. Ирина

    Согласна со Светланой. Я была бы рада, если бы моему ребенку предоставили возможность свободно (в т.ч. и без оглядки на родителей) высказаться на темы, которые — да, неудобные, но, хотим мы того или нет, — актуальные в нашем обществе. Замалчивать, как тут некоторые предлагают, — глупость, позиция страуса. От замалчивания гораздо больше бед может случиться, чем если подросток постарается сформулировать и отстоять свою позицию по сложному вопросу. И уж извините, родители, если не совпадет она с вашей: поздняк метаться, как говорится… Раньше надо было формировать правильный, по вашему мнению, ценностный ряд. А в таких дискуссиях и формируется и уважение к иной точке зрения, и мировоззрение и самостоятельность в суждениях, так личность рождается. А молчальников и проводников генеральной линии, у которых точка зрения — это то, что вчера показали по центральному ТВ или запостили в ОК, у нас и так хватает… Вожатой — респект за смелость.

  5. Наталья

    Я на стороне правословного инструктора! Когда дети подняли эту тему, надо было отшутится и перевести на другую. Неее а чего зачем об этом, давайте опроституции, об оральном или анальном сексе сразу! О чем же еще говорить с подростаки??? Зачем о Боге, надо о сексе и разврате!!!! Ведь только эти проблемы их волнуют в возрасте 13 лет!
    Единицу надо ставить вожатой, которая допустила эту тему среди подростков, многим из которых явно было не комфортно говорить об этом, но постеснялись сказать. А о Боге некомфортно говорить, так не постеснялись.
    Похоже в этом коллективе было все плохо с головой сразу, еще до начала разговора и они были обречены на неудачу!
    Гнать надо таких педагогов от детей подальше!!!! Мы должны сеять в детях разумное, доброе, вечное, а не говорить с ними о разврате!
    Наши дети — это то, о чем мы с ними говорим и учим. Если мы не допускаем разговор о Боге , зато допускаем о сексе, то на выходе получим сами понятно что.
    А педагог должен быть такой, чтобы ребенку вообще не пришло в голову с ним об этом разговаривать!! (если это не личная проблема, с которой ребенок хочет сам поделится с педагогом наедине).

  6. Светлана

    Занимательны мне высказывания родителей! Ведь если вы дома не обсуждаете какие-то темы, это не значит, что их не обсуждают в коллективе дети!
    А в этом лагере, в непривычных, зачастую экстремальных условиях, дети раскрываются быстрее и охотнее.
    Ведь многие дети в ежедневной жизни находятся в своей скорлупе, скрученные, зашоренные, кто из-за родителе, кто из-за учителей или отношений со сверстниками, или из-за своих комплексов.
    А здесь ребенок чувствует себя по другому, он свободнее и на него никто не давит.
    Я, как мать нескольких детей, была бы рада узнать что-то новое о моем ребенке, пусть бы мне это и не понравилось.
    Что же вы так боитесь, родители? может потому, что вам есть бояться и об откровенных разговорах со своими детьми вы только мечтаете?

  7. Иван
    5

    Этим летом прошел с ребятами программу «Курс на лидерство» в Краснодарском крае. Впечатления прекрасные! Работа инструкторов достойна самых высоких баллов! Мы вернулись домой настоящей командой, мечтаем о новых походах и приключениях! Сейчас в школе создаем свой туристический клуб! По данному вопросу могу сказать следующее: » Дорогая вожатая, заметив, что инструктор трепетно относится к религии, нужно было бы, я так думаю, исключить данную тематику из обсуждаемых тем, постараться увлечь весь коллектив чем-то другим: испечь блины, попеть песни у костра, сыграть в игру «Летел лебедь», полюбоваться звездами! И инструктор бы ожил! Круто давать детям выбирать темы (да поможет нам интернет), но интересней незаметно направлять детей на путь Взаимопонимания! Взаимоуважения! Вот мы пришли из похода единой командой, и заслуга в этом на 100% наших инструктора и вожатого! Желаю Вам, Аня, аккуратнее быть с педагогикой, и не спешите судить других! Ведь это прекрасно, когда рядом очень много людей и они все разные — из этого богатства можно получить огромный духовный рост, а не осадок. Извините, если что не так.

  8. Мария

    Прочитала статью и первая мысль — а на сколько опытна в управлении эмоциями детей вожатая, чтобы проводить обсуждения таких тем? В группе были ребята13-17 лет — да это разные люди вообще — одни еще большие дети , а другие — маленькие взрослые; одних волнуют игры, а других уже волнуют совсем другие вопросы. Эту тему надо было менять сразу, а не «крутить понты» что мол вот мы какие толерантные и современные, что проводим дискуссии на такие вот скользкие темы. И девочке объяснить, что тема интересна, но не подходит для этого места и времени. Девочка «играла в ведущую», а реальным ведущим должен был оставаться взрослый человек. В данном случае было потеряно управление процессом и он вышел из под контроля, абсолютно. Поэтому нельзя раскрашивать все белым и черным.

  9. Елена

    Мне из статьи еще больше не понравилась гомотолерантная вожатая, чем православный инструктор. Очень не хотелось бы, чтобы с моим ребенком в лагере проводились беседы о «нормальности» гомосексуализма.
    Но минусы ставлю не инструктору и вожатой, а руководству, которое не смогло правильно подобрать персонал.

    • РедакторРедактор

      Уважаемая Елена, вы подменяете понятия. Никто из педагогов (вожатых, персонала в лагере) беседы на обозначенные вами темы с детьми не проводит. Тему для разговора предложили сами подростки. Причем, тема беседы была не о нормальности чего-то, а о ненормальности необоснованной негативной реакции, нетерпимости, предрассудков и дискриминации чего бы то ни было. Проводите с ребенком дома каждодневные беседы о том, что по вашему мнению нормально, а что нет. И тогда его никто не сможет сбить с правильного (по вашему мнению) пути.

1 2
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*