25.12.2012

А ты помнишь…

Мы вернулись из Карелии: живые и здоровые, обалдевшие и счастливые. Компания подобралась необыкновенная: я, мои «трудные» подростки от 13 до 15 лет, мой 21-летний сын, инвалид с детства, и 25-летний Александр, инвалид с детства, со своей сестрой Анной. Чтобы сопровождать брата, Аня взяла отпуск за свой счёт и купила путёвку. Я считаю, что такой и должна быть настоящая семья, где родные не только заботятся о том, чтобы тебе было тепло и удобно, но и помогают познавать мир, общаться с людьми, помогают выбраться из замкнутого мира, в котором находятся люди с ограниченными возможностями.

Честно говоря, ехать мне не хотелось. Я, конечно, люблю активный отдых, люблю бывать в Карелии. Но – весной или летом, когда можно носиться на рафте или катамаране по бурным рекам, прыгать по веселым порогам и шиверам. А вот пеший поход по заснеженной Карелии, студёные ночи в палатках, бр-р-р – это не по мне.

Зимний детский лагерь в Карелии

Но директор школы, посмотрев список «путешественников», строго сказала: «С этими ребятами поедешь ты или не поедет никто!» Приговор оглашён, и апелляции не подлежит.

Итак, сутки поездом. У ребят от свободы сносит «крышу». Я практически не сплю, с ужасом думая, а что же будет дальше. Первый раз выдыхаю только в лагере. Оглядываемся. Деревянный дом из двух комнат, двухэтажные деревянные кровати без матрасов, на каждой спальник, во второй комнате камин, огромный стол, кухня.

Инструкторы сразу сообщают, что готовить мы будем сами, воду из озера будем привозить сами, дрова заготавливать тоже будем сами. Посуду моет каждый за собой на улице. Туалет (мама дорогая!) тоже на улице. И главное «конец света» ежедневно в 23.00, то есть свет в домиках отключают, и все свои дела приходится делать с фонариком. Жду воплей возмущения, но есть только вопли восторга. Снова вздыхаю с облегчением.

Первые три дня нас готовили к походу. Учили ориентироваться на местности,  укладывать рюкзаки, мы зубрили технику безопасности на все случаи походной жизни. Но, самое главное, мы познакомились с собаками. Собаки детского лагеря «Большое Приключение» – это необыкновенные животные. Они незлобивые, выносливые, терпеливые, трудолюбивые, красивые. А какие у них глаза! Голубые или карие, а у некоторых разные: один глаз голубой, а другой карий. А умницы какие! Когда мы катались на нартах, на третьем круге они стали укладываться в снег, отказываясь бежать по кругу. Поняли, что их используют как игрушку, а ведь они народ серьёзный – им настоящую работу подавай! Конечно, инструкторам удалось уговорить мохнатых ребят покатать нас ещё немного. Но этот случай заставил нас относиться к собакам с уважением.

И вот «долгожданный» поход. Группа сразу разделилась пополам. Авангард из 6 человек вырвался вперёд, а те, кто послабее, в том числе и я, плелись в «хвосте». Зато это дало мне возможность спокойно поснимать все вокруг на видео- и фотокамеру. С нами шли 4 собаки: две везли санки с оборудованием для лагеря, а две помогали ребятам идти.

Моя команда

После  первого дня народ устал, но расслабляться было нельзя. Нужен костёр, нужно ставить палатку, обустраиваться на ночь. Зимние дни в Карелии коротки и весь пеший поход занимал у нас 4-5 часов в день. Остальное время мы обустраивались, сушились, готовили, ели, мыли посуду. Но это так, мелочи. Главное, что всегда оставалось время для игр, валяний в снегу, исследования территории. На одной из стоянок к нам прилетела синичка. Она смело садилась на посуду, доедала остатки пищи, прыгала по брёвнам, лежащим вокруг костра, даже давала потрогать себя. Уходя утром с места стоянки, мы щедро насыпали на пенёк остатки каши и хлеба.

О ночёвках надо поведать отдельно. Потому что ночевать в палатке, которая защищает только от ветра, но никак не от мороза в 25 градусов, в спальном мешке на «пенках» – это настоящий экстрим! Самые неприятные процедуры – это залезание в мешок вечером и выползание из него утром. Всё это не помешало моим ребятам оставаться оптимистами. Они громко комментировали, кто как устроился. Они толкались и хохотали, лёжа в мешках, а я с тревогой прислушивалась, не заноет ли кто. Потому что я мысленно ныла. Сначала не согревались ноги, потом в мешке было то душно, то прохладно, рядом со мной лежала вся съёмочная аппаратура, поэтому повернуться на другой бок была целая проблема. Утром всё моё тело протестовало против выталкивания его наружу. Но день начинался, и я с удивлением обнаруживала, что мы выспались.

И так четыре дня и три ночи. С ребятами попеременно шли собаки Лада и Марта, а сани тащили красавец Загри и серьёзный Гектор. Горячая пища была на завтрак и ужин, а обедали сухим пайком: хлеб, колбаса, сало и чай из термосов. К ужасу мам зубы не чистили, хотя все взяли с собой и пасту, и щётки, руки протирали снегом, сухой паёк жарили на костре. Потеряли кучу носков и перчаток, сожгли у костра не одни штаны.  А эмоции были неизменны. То и дело слышалось: круто, обалдеть, здорово, супер.

Человек собаке друг

Последнее утро в походе. Короткий переход по озеру оказался для меня пробегом. Ребята отдали мне резвую Ладу, и я бежала с ней последние 2 километра без остановки как лошадь, что почувствовала дом. С пригорке мне удалось отснять победное приближение нашего отряда к лагерю.

А потом – расставание с собаками, разбор рюкзаков, баня с парилкой. Вечером мы собирались за столом и делились впечатлениями о пройденном дне, анализировали свои поступки, ощущения. Такие посиделки назывались «свечка». Они дали мне возможность в неформальной обстановке сказать ребятам, без скидки на их возраст, все что я думаю о них, об их поведении в той или иной ситуации.

В последний день мы получали свидетельства о том, что мы преодолели все «большие приключения», смотрели потрясающий фильм «Белый плен», обменивались с другими группами адресами и телефонами. А потом опять поезд, автобус и встреча с родными.

Спасибо всем, кто организовал нам эти приключения. Спасибо нашим инструкторам Диме Малыгину и Антону Рябченкову, директору лагеря Кириллу Вшивцеву и, конечно, руководителям Клуба «Приключение».

Своих ребят я знаю давно, поэтому сильно они меня не удивили. Однако, это путешествие многое объяснило. Я поняла, почему один агрессивен, а другой готов простить все обиды, почему один готов выполнять любую работу и помочь товарищу, а другой сидит в ожидании помощи и ничего не делает для того, чтобы облегчить хотя бы свою жизнь. В этих подростках уже сформировался характер, основные навыки общения. Я вновь с горечью констатирую факт, что им практически всем не хватает любви и внимания в семье. Они любыми способами хотят привлечь внимание любого другого человека, даже если это внимание будет негативным. Я увидела среди них и настоящую хозяйку, и трепетную бездельницу, и трудолюбивого мужчину, и отчаянного забияку, бесшабашного и одновременно заботливого человечка, который будет с усердием делать всё, что ему поручат, лишь бы с ним общались. Ещё есть время, чтобы что-то поправить в их характере. Нужно лишь желание педагогов. Нужно, чтобы родители услышали, поняли, помогли своим птенцам встать на крыло.

Автор собственной персоной

Позади 11 дней приключений. Будут разговоры, начинающиеся со слов «А ты помнишь…», будет родительское собрание в школе, на котором я отчитаюсь о поездке, будут беседы с родителями, будут занятия детей со школьным психологом. И хотя во время похода я мысленно повторяла себе: «Чтобы я когда-нибудь влезла в подобную авантюру? Никогда!», – первым вопросом к встретившей нас на вокзале Инге Успенской  было: «А когда мы поедем в Крым

тест и фото – Нина Чечётина,
социальный педагог коррекционной школы г. Троицк



Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*