31.07.2012

Антоха. День первый

Наконец, автобус свернул с асфальта, понырял по буеракам и остановился. Время близилось к десяти вечера, а поляна была залита солнцем, как если бы время суток отменили. Их встречали люди из администрации во главе с директором. Выглядели они совсем несолидно и как-то по-свойски: флисовые кофты, кроссовочки, кто в банданке, кто в кепке – тоже мне администрация! Далее еще непринужденней все расселись на бревнышки вокруг костра и начались рассказы о том, как «мы рады вас всех здесь видеть». Что Антоха, что все его «однополчане» сидели, понурив голову и уткнувшись взглядом в землю. Хотелось растянуться на диванчике, да перед телевизором, да прижавшись к маминому боку…

Детский лагерь «Большое Приключение» в КарелииОт грустных мыслей отвлекал не только напористый голос директора, но и пренастырнейшие атаки мерзейших тварей. Они лезли в нос, в рот, за капюшон, жестоко искусали все щиколотки, старались прокусить джинсы (что некоторым даже удавалось!). Причем дрянь эта была двух разновидностей: одни неторопливо кружили, звонко жужжали и плавно усаживались на одежду, а другие, помельче, молча и резко пикировали, словно торопились – зная, что все равно погибнут! – напиться перед смертью человеческой крови.

Увлеченный разгоном насекомых, Антоха чуть было не пропустил, как на их группу поставили инструктора – молодого мужчину незапоминающейся внешности. Звали его Павел, говорил он спокойно, негромко, но тоном, не допускающим возражений.

Гурьбой поплелись к месту ночевки. Про палатки Антоха слышал ранее, но видел только на картинках, теперь же узрел во всей красе. Да… Снаружи – симпатичные маленькие шатры жизнерадостных расцветок, внутри – странные и тесные, передвигаться в которых можно только на четвереньках. Позже Антоха узнал о двойном коварстве палаток: первое – если ты живешь не один, ты категорически нельзя разбрасывать вещи! Все надо сразу куда-то прятать, упаковывать, иначе вмиг возникнет куча шмотья, которая ничего кроме брезгливости вызвать не может. Потому что когда твоя единственная чистая футболка свернулась клубочком вокруг чужих мокрых носков – это отвратительно.  Коварство номер два заключалось в том, что, когда ты внутри, то привычно начинаешь думать, что ты изолирован от внешнего мира и вокруг тебя только те люди, которые в этот момент находятся в палатке. Пару раз Антохе было до одури стыдно, когда он понимал, что их разговоры с обсуждением конкретных личностей эти самые личности очень даже слышали, потому что находились в двух метрах от палатки!

Однако все это было потом, а в первую ночь ждало главное неприятное открытие – спать было ни разу не мягко! Неудобно! Катастрофически не как дома! Что такое – ты зажат с боков, стеснен и спальником, и новыми товарищами. Если комар жужжит над твоим носом, не всегда есть возможность вынуть руку и убить гада, потому что при этом ты обязательно заденешь соседа и можешь схлопотать, не хуже комара! В первую ночь от обилия впечатлений Антоха долго не мог заснуть, а как только провалился в сон глубоко и надежно, прозвучала команда «Подъем». Часы утверждали, что спал он пять часов – видимо, врали, потому что с таким трудом он не разлеплял глаза ни разу в жизни.

Детский лагерь «Большое Приключение» в КарелииНа завтрак здесь пускали через турник. То бишь, группа сначала протопала мимо столовой к перекладине и попыталась изобразить подтягивание. Антоха сделал одно полноценное и два дефектных, другие – кто пять, кто три, и только некто по имени Андрей отличился – двадцать раз как нечего делать. Спортсмен!

Это было блюдо, прочно забытое со времен детского сада – каша! Вся группа кривилась. Кто-то ограничился хлебом с сыром, кто-то прихлебывал какао, а единственная девушка заявила: «Как хотите, а я не могу без кофе! Я не я, если мой организм не получит с утра кофеин». Эк, завернула…  Инструктор не побежал разыскивать кофеин, и, слопав две порции каши, невозмутимо заявил: «Ну, если все поели, можно отправляться».

– Куда?

– На занятия.

Ох, как много включало в себя это короткое слово «занятия»! Антохе казалось, что он все время куда-то бежит или идет, что-то делает, мозг не успевал воспринимать новое и осмысливать впечатления. Только что крутил педали велосипеда, и вот уже собирает катамаран: засовывает какие-то металлические палки в пазы, а они упорно не хотят туда входить. Он устал, устал, устал, но черт, пожаловаться было абсолютно некому! Приходилось, пыхтя и задыхаясь от жалости к самому себе, заставлять свои руки и ноги делать новые и новые движения, а тело буквально толкать вперед, ибо непривычное к такому бешеному ритму оно сопротивлялось и хотело только одного – лечь. «Интересно, почему я вообще все это делаю? – спрашивал себя Антоха. – Почему не могу послать всех и уйти в палатку? Отлежался бы до обеда…». Но он знал, почему. Беда в том, что, во-первых, Антоха всегда был очень послушным ребенком и не привык перечить старшим, и, во-вторых, он панически боялся выглядеть хуже остальных, а большинству из их команды все происходящее даже нравилось.

Непонятно, что за батарейки там у них внутри и как можно носиться, когда он еле ноги переставляет, но…  Даже девушка с редким именем Настя (в каждой команде в лагере  обязательно была Настя и чаще всего не одна) как-то забыла о том, что «она не она без кофеина» и оглашала велодром громким хохотом, особенно, когда падала с велика. К обеду Антоха смотрел на местную еду уже с большим энтузиазмом, хотя на столе дымились банальные щи, а на второе была картошка с тушенкой. Часы медленно, но верно приближали день к тихому часу. О блаженство!

Но оказалось, что никаких перерывов и тихих часов тут не предусмотрено вовсе! После обеда они готовили творческий номер для вечернего концерта. Один плюс – они хотя бы делали это сидя. Собственно, напрягаться не пришлось еще и потому, что главная звезда их группы – Анастасия — взяла все в свои руки и срежиссировала номер таким образом, что она пела, танцевала на переднем плане, а остальные  что-то невнятно изображали на подтанцовке. «Ну, и к лучшему – чем меньше напрягаешься в этой жизни, тем лучше», – думал Антоха. Заветный час, отведенный на творчество, кончился, и опять куда-то бежим, что-то делаем… Однако, вторая половина дня не только утомила, но и порадовала. Было занятие по заготовке дров, и неожиданно Антохе, да и всем парням из его группы, понравилось держать в руках топор, ощущать его тяжесть и силу. Что-то донельзя первобытное было в самом взмахе, в победе над упрямым деревом, в том, ради чего все это затевается. Я сам – сам! – могу добыть огонь практически из ничего!

Последнее перед ужином событие – пробный заплыв на катамаранах, занятия «по прямой гребле». Казалось, сил уже не должно было остаться никаких в принципе, но словно открылось второе дыхание, да и непривычное весло в руках окрыляло. Облака отражались в воде… «Я плыву по небу!» – ликовал Антоха. Единственно, что сидеть на катамаране полагалось исключительно в одной позе – поджав ноги, а посему затекли они жутко, и, казалось, разогнуть их уже никогда не получится.

Детский лагерь «Большое Приключение» в КарелииПо ходу первого дня (первого?! по количеству событий – как минимум десятого!), Антоха присматривался к своим соплеменникам и даже успевал проникаться симпатией к отдельным персонажам. Спортсмен Андрей – самый полезный в группе, никогда не болтает и очень много делает. Настя вполне терпима, особенно, когда перестает говорить и смеяться, есть еще Артур, братья Васёк и Женёк, рэпер Дэн, зануда Савва, нытик Алик. Тем не менее, пока никто, кроме рэпера, не раздражал, а с братьями так вообще было легко и неизменно весело.

Антоха с удивлением отметил, что за день от силы пару раз вспомнил про телевизор, и желание написать эсэмэску домой возникло тоже только однажды – в обед, да и пропало за отсутствием под рукой телефона. Ладно, успеется. Как результат – вечером мобильник встретил его ворохом разнокалиберных сообщений: выражений тревоги, жалости и, под конец, возмущений мамы. Антоха отрешенно смотрел на слова на маленьком экранчике – словно на пришельцев из другой жизни, из другого мира. «Как ты там, малыш?» Малыш… Что-то совсем уж неуместное. Малыш с топором. Интересно. Антоха даже хмыкнул как-то по-новому, совсем как их инструктор.

Вечер прошел спокойно и душевно, за чаепитием у костра, хотя и тут не все просто. Инструктор Паша незатейливо вел беседу, но разговор почему-то то и дело нырял в правильные темы: то вдруг все начинали обсуждать события дня и высказывать свое мнение о происшедшем, то пытались сопоставить собственные ожидания и их воплощение в жизнь.

Продолжение следует



Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*