15.04.2019

БАЭ-2019. Отмена

В пятницу вечером, 12 апреля, организаторы ледовой станции «Барнео» – представители швейцарской компании BARNEO AG – объявили, что в этом году дрейфующая станция «Барнео» работать не будет, и что все апрельские проекты, связанные с Северным полюсом, отменяются. Сотни спортсменов-экстремалов, ученых-исследователей поставлены перед фактом: их планам на этот год осуществиться не суждено. Официальный бюллетень будет в ближайшие дни. Отмена работы дрейфующей станции означает, что наша «Большая Арктическая экспедиция» отменяется. Возможность работы обоих отрядов экспедиции: лыжного «Полюс» и научного «Барнео», безопасность лыжного перехода полностью зависит от существования станции.

Грустно. Очень грустно. Жалко ребят, которые прошли через все тернии и уже начали делать первые шаги к вершине планеты. Жалко их останавливать и придерживать за руку. Они рвутся: кто-то проверить свои силы, кто-то проверить свои научные гипотезы.

Как только мы узнали об отмене, сразу оповестили родителей и предложили собраться. Конечно, надо всем объяснить ситуацию, и кроме того, надо начать сворачивать проект – распаковывать вещи, возвращать научные приборы, консервировать оборудование и снаряжение.

Северный полюс был здесь...

Северный полюс был здесь…

Итак, родительское собрание.

Основная мысль, которую я попытался донести, что если для человека Северный полюс – не просто точка на карте, на которой надо непременно побывать, а реальная мечта, то тогда сильно расстраиваться не следует. Лучше считать, что нынешняя ситуация – очередной шаг к мечте, новая возможность доказать силу своего стремления.

Дети и родители сидели грустные. До меня доносились обрывочные фразы и реплики родителей:

– Добро пожаловать во взрослую жизнь…

– Иногда одни двери закрываются, а другие открываются.

В конце общения, когда я попросил задавать вопросы, один из принципиальных вопросов звучал так: в следующем году наши дети попадут в состав экспедиции уже без конкурса? И этот вопрос для меня – крайне сложный. Ответа пока нет. Но мне хотелось бы поделиться своими мыслями на эту тему.

Конечно, родители правы: дети не виноваты, что экспедиция отменилась. Дети – молодцы, они тратили и время, и силы. Они стали лучшими и попали в команду. У многих в следующем году – выпускной класс, и времени создавать новые проекты, заново тренироваться и проходить отбор будет мало. Но означает ли это, что у них теперь есть «вечный билет» на полюс? Кому-то из ребят к следующему апрелю исполнится 19 лет, а у нас по Положению об экспедиции участникам должно быть не больше 18-ти… Что делать с ними? Кто-то может сам отказаться от следующей попытки, потому что для него откроются какие-то другие «двери», и это абсолютно нормально – жизнь идет. Но что делать с теми, кто скажет: «Я хочу на полюс!»?

Общаясь с родителями, я сказал, что стою перед ними сразу в двух ипостасях: с одной стороны, я – руководитель экспедиции, а с другой стороны, я – родитель. Я – папа девочки, которая учится в 10 классе и которая много, очень много времени потратила в этом году на подготовку к экспедиции. Она наравне со всеми участвовала во всех этапах отбора и испытывала огромный моральный прессинг. И она расстроена, она плакала, ведь она чувствовала большую ответственность – возможно, большую, чем остальные ребята. Но при этом мое мнение: она должна сама решить, готова ли в следующем году снова пройти через испытания или нет. И по-другому в отношении нее быть не может. Признаюсь, в какой-то момент дискуссии с родителями я завелся – ведь именно я отвечаю за жизнь и здоровье этих детей! Пройдет целый год, и как, не проводя заново отбор, я могу быть уверен, что они по-прежнему остались такими же целеустремленными, физически подготовленными, заряженными на победу людьми? Для отряда «Полюс», члены которого 100 км идут на лыжах, отбор, как мне кажется, нужен и обязателен.

Какая-то мама более робко спросила: «Ну, а какие-то преференции будут ЭТИМ ребятам в следующем году?» Вопрос уже лучше. Конечно, будут. И самые большие преференции в том, что они все знают, в том, что у них есть колоссальный опыт. Интересно: среди 40 детей, которые участвовали в марте в учебно-тренировочных сборах в Карелии, было трое ребят с прошлогодних сборов. Так вот двое из них в этом году заняли высшие позиции рейтинга и попали в основной состав. Так что преференции у них уже есть, по факту. Это подтвердил и еще один участник собрания – Александр Павлович Буслаков, заслуженный тренер РФ, руководивший подготовкой отряда «Полюс»: «Мы столько труда, квалификации, ресурсов вложили в подготовку, мы расстроены ничуть не меньше участников! Но при этом нас вдохновляет, что все усилия не напрасны! Ребята стали увереннее, сильнее, смелее, приобрели новые навыки, окунулись в атмосферу дружбы и сотрудничества, мы постарались обеспечить им даже во время подготовки такие возможности, какие обычным школьникам и не снились!».

Запомнился разговор с одним из родителей.

– Мы всей семьей вчера обсуждали ситуацию – мой сын хочет на следующий год пытаться снова попасть в состав «Полюса». Я ему говорю: «11 класс – надо думать о поступлении, о ЕГЭ». Он отвечает: «Видимо, летом надо будет больше работать над учебой, надо просто распределить время – учеба, отдых, экспедиция и расставить приоритеты». Эти слова подкупают – человек готов бороться.

В голове возникла любопытная параллель. В этом году 31 мая исполняется сорок лет с того дня, когда Дмитрий Шпаро и его команда впервые в мире дошли на лыжах до Северного полюса. А помнит ли кто-нибудь, что 6 лет подряд их – абсолютно готовых и рвущихся в бой, с желанием поднять флаг страны на Северном полюсе – не выпускали на маршрут партийные чиновники?! Тогда в команде остались только те, кто из года в год доказывал свою верность делу.

И еще вопрос, который у меня возник: чтобы попасть в научный отряд «Барнео», ребята сделали проекты, но как быть мне, если в следующем году новые проекты будут содержательнее, лучше? И из этого следует другой вопрос – надо ли брать людей в экспедицию за прежние заслуги?

Это все взрослые вопросы. Но наша экспедиция – не детское мероприятие. Не следует повторять слово «жалко». Надо сосредоточиться и ответить на вопрос: что для тебя Северный полюс – точка на карте, вопрос престижа или цель, за которою стоит бороться?

Буду рад комментариям и мнениям.

 

Матвей Шпаро,
директор ГБУ Центр дополнительного образования «Лаборатория Путешествий»

 



Комментарии
  1. Ярослав

    Матвей, не хочется верить в то, что у города Москвы нет возможности реализовать задуманное и объявленное детям. Пусть не Северный полюс, а Крайний север. Анадырь, например.
    Неужели у организаторов не было плана «на дождливую погоду»? Вопрос в педагогической плоскости, сохранении «лица», как говорят японцы. А если и в следующем году льдина вдруг в последний момент растает или скособочится? Гарантии же нет никакой.

    • РедакторРедактор

      У города очень большие возможности. Но вопрос в другом: что может стать достойной заменой экспедиции на Северный полюс? Вопросов много, и ответы на них лежат и педагогической плоскости, и в психологической. Как сделать так, чтобы все ребята были довольны? У нас два отряда: отряд «Барнео» и отряд «Полюс». Интересы у участников отрядом совсем разные. Для любой экспедиции надо придумать интересую программу, а на это нужно время.
      Я не уверен, что правильно во время подготовки молодежной экспедиции говорить так: «Мы, конечно, готовимся и стремимся, но если льдина сломается, то мы поедим на Камчатку…».
      Я думаю, что для отряда «Полюс» можно было бы организовать интересное путешествие. Например, восхождение на знаменитый Фишт. Это сложно, но ребята готовы к этому. Такая программа проводится в нашем лагере в Краснодарском крае и она давно отработана. По поводу отряда «Барнео», может быть, — смена в научном биологическом лагере МГУ на Белом море… Но даже если мы найдем вариант, то остается один вопрос: такие программы можно сделать только летом, а у многих летом — ЕГЭ и поступление в вузы. Как быть тогда? Мы хотим в мае обсудить все это вместе с ребятами.
      М.Д. Шпаро

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*