24.07.2012

На берегу озера Мергубского

По дороге машина администрации нагоняет группу велосипедистов. Директор лагеря приветствует инструктора: «Есть проблемы?» «Каждый час решаем. Группа сложная. Но ничего, выживаем», – инструктор широко улыбается. Он – оптимист. 

На берегу озера МергубскогоА вечером под навесом столовой идет разбор полетов:

– Представляете, у меня девчонка одна посреди дороги слезает с велосипеда, садится на землю – все! Не могу, говорит, дальше ехать. Хоть, что делай. Я уж и уговаривал, и убеждал, и умолял. Нет, и все. Устала, не хочу, не буду. И тут я ей: «А, может, пешком пойдем?» И она согласилась. Мы медленно потопали, я ее подбадриваю «Давай, давай, молодчина! Только не останавливайся!» Потом с горочек стали съезжать, не крутя педали, потом потихоньку-полегоньку поехали и дотелепали до стоянки. А там нас уже костер ждал и чай. Знаете, какая она радостная была! Я ей говорю: «Ты – молодец, большую победу одержала!» И из похода она вернулась очень довольная.

– Да, – подхватывает другой инструктор, – когда они вот так упрутся и ни с места – это самое тяжелое. У меня тоже тут двое велосипеды побросали: мы здесь, говорят, остаемся. Надоело все. А дело, кстати, неподалеку от кладбища было.

– И что?

– Убеждал. Что говорил – хоть убей, не помню, но слова какие-то сами находятся. Главное было этих бунтовщиков от остальной группы «отрезать», чтобы других не баламутили.

Директор лагеря Юрий Бабинцев озабочен тем, что приезжающие в Карелию ребята порой совсем не понимают, что их ждет в «Большом Приключении».

Людмила Возжова и Юрий Бабинцев– Некоторые не идут в поход, остаются в лагере. В основном, конечно, по болезни, но есть и симулянты. Ходит такой «больной» по лагерю, делать ему нечего, общается с вновь прибывшими детьми и, как заразу, разносит весть, что можно особо не напрягаться, в поход не ходить, а отсидеться на базе. Да и в походе чуть что: «Я заболел, я дальше идти не могу! Верните меня в лагерь!»

Забавный случай был. Погода стояла неважная, шли дожди. Звонит инструктор: «У ребенка высокая температура. Что делать?» Мы ему: «Дай жаропонижающее и пусть отлеживается в палатке». На следующий день выходим на связь: «Как дела?» Инструктор отвечает: «Температуры нет, но теперь он жалуется на живот, просит вернуть в лагерь». Мы в ответ: «Понятно. Дай ему активированного угля и проведи беседу». Инструктор: «Хорошо». Потом связи не стало, и я решил съездить на моторной лодке, проверить, как у них дела. Погода между тем наладилась – солнце жарит.

Подъезжаем к берегу, где стоит группа. Часть детей купается, часть на берегу загорает. Я кричу: «Ребята, кто у вас больной?» Проплывающий мимо ребенок отвечает: «Я – больной!»  Таких случаев – хоть пруд пруди. Сегодня лежит корчится, а завтра, когда его уже вернули в лагерь, ходит веселенький и народ разлагает.

Для того чтобы анализировать, да и предвосхищать подобные случаи, в «Большом Приключении» существует психологическая служба. К каждой вновь прибывшей группе прикрепляется не только инструктор, но и куратор из команды психологов.

Куда туристу податься?Екатерина, один из психологов, рассказывает:

– Приезжает группа из трудных подростков. Между собой они вообще разговаривать не умеют: чуть что – крик, мат, уходы, в лес. Вот задачка у инструктора и куратора – сделать из этих детей команду и отправить в поход! Конечно, сложные тематические беседы «Правила» или «Ответственность», которые есть в нашем учебном плане, с такой группой провести практически невозможно. Но знаете, что срабатывает? Игры! Порой начнем играть, остановиться не можем, уже на обед пора идти, а они еще и еще требуют.

– Но дети – это только часть работы куратора, – добавляет старший психолог Людмила Возжова, – есть еще инструктора. Представьте, у нас за лето около 50 разных инструкторов по водному, пешему и велосипедному туризму работают. Не могут быть все идеальными: кто-то прекрасно объясняет технику, скажем, водного туризма, а поиграть с ребятами не может.  Наша задача – научить его. Или другой инструктор сунет детям Журнал группы – мол, заполняйте! А куратор мягко его поправляет: «Давай вечером им Журнал группы покажем». Потом отводит инструктора в сторону и говорит: «Слушай, надо за вечерним чаем торжественно преподнести им Журнал, рассказать о том, как его заполнять. Это же самый главный их документ, и для нас – педагогический инструмент. Давай вместе попробуем?» Получается, что лагерь – это такая большая экспериментальная площадка, на которой все чему-нибудь учатся: и дети, и инструктора, и администрация.


Екатерина Колесникова



Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*