СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28 мск
8 (812) 923-62-75 спб
Главная › Блог › Олеся Висич. Узелки на память
0

Олеся Висич. Узелки на память

Лучшим рассказом о летнем путешествии творческого конкурса «Люди идут по свету» стало сочинение Олеси Висич из Москвы. На традиционном осеннем празднике «Большого Приключения» в парке «Сокольники» победителю вручили главный приз – бесплатную путевку. «Я обязательно вернусь, чтобы вновь пройти по этим тропам, вновь побывать в чудесном месте, где вместо страха – решимость, вместо грусти – жажда общения, а вместо скуки – поход», – написала Олеся в сочинении, присланном на конкурс в прошлом году. Сбылось. Летом юная путешественница побывала в Карелии в пятый раз, пройдя поход программы «Аква-Активити. Старт!». Олеся учится в физико-техническом лицее им П.П. Капицы, мечтает побывать на Алтае «в серьезном водном походе по горным рекам». «Я верю, – пишет она, – что путешествия помогут мне найти новых друзей из разных уголков России».

Пролог

Однажды, в далеком 2014 году, маленькая девочка по имени Олеся, то есть я, узнала от старшей сестры о лагере в Карелии. Теперь же, пройдя 5 походов, я хочу рассказать Вам об одном из них.

Как обычно, я приехала на вокзал. Толпа родителей и детей, несколько вожатых с большими коробками в руках – группы ждали поезда, который увезет их в самое главное приключение этого лета. Я осмотрелась, определяя состав группы, с которой мне придется пройти отнюдь не простой поход. С виду все казались нормальными, но иногда первое впечатление бывало обманчивым. «Ладно, разберемся на месте», – подумала я и пошла к нашей вожатой. Один из плюсов того, что я уже была в Карелии – возможность с легкостью поддерживать разговор о лагере и походах. И вот, я уже сижу на своей полке, весело болтая о прошлых сменах.

Созревшая черника – это счастье!

Созревшая черника – это счастье!

Природа за окном постепенно менялась. Все ниже и ниже становились здания, все реже встречались большие города. Здесь в свои права вступал лес. Высокие статные сосны, тонкие изящные березы и большие мрачные ели сплелись ветвями, образуя сплошную непроходимую чащу, словно бы говоря людям, что им здесь не место. Устав от бессмысленной болтовни соседей, я повернулась к окну. В городе мы думаем, что мир принадлежит людям. Но только здесь, вдали от города, я начала понимать, что мы – лишь часть этого большого, многообразного мира. И как люди в городе иногда не оставляют места деревьям, так и в некоторых лесах деревья прорастают, не оставляя места для людей. Я это чувствую: там, где люди живут в гармонии с природой, она к ним добра и гостеприимна. Но горе тому путнику, что зашел в негостеприимные, злые леса. Мрачный лес будет гнать путника, все вокруг будет напоминать, что людям здесь не рады. Но в этой безлюдности и сумраке и можно увидеть истинную красоту природы – холодную, жестокую, властную и неповторимую.

Поезд медленно останавливается, и кучка разновозрастных детей высыпается на вокзал вместе с горой чемоданов и рюкзаков. Еще несколько минут – и мы уже едем в маленьком, душном, но таком родном автобусе. Все вокруг кажется мне знакомым, всплывая из глубин памяти. Необычный дом, маленький ларек, смешная вывеска – незначительные детали, добавляющие путешествию целостности и яркости. Пара часов пустой и временами утомительной болтовни, и мы оказываемся в лагере – в месте, где навсегда осталась часть моей души. Уже который раз я приезжаю сюда, но все равно не могу устоять перед мрачным очарованием суровой северной природы. Иногда я ассоциирую ее с человеком. В моей голове появляется образ высокой и изящной девушки. Ее светлые, слегка волнистые волосы развеваются на ветру, как и ее длинное платье. За ее спиной лук и стрелы, а в руках меч. Холодная, обманчиво спокойная, она как будто застыла, готовая броситься в атаку.

Яркие капли воспоминаний о том неповторимом путешествии живут со мной и сегодня.

Закат

В лагере я люблю время перед сном, на закате. Хочется замереть и любоваться уходом дня. Вот и сейчас, я выкраиваю вечером время, спрашиваю разрешения и иду вниз, на берег, туда, куда возвращаются после похода команды. Запрыгнув на большой камень, торчащий из воды, беру тетрадку и ручку и начинаю писать. Слова и фразы пульсируют, переливаясь из моей руки на бумагу, создавая образ природы.

Вечер. Голоса ребят, как будто отдаляясь, смолкают. Есть что-то забавное в приземленности их разговоров, но сейчас они в какой-то степени помогают мне, не давая утонуть в том невообразимо красивом мире, который я вижу, слышу и ощущаю. Солнце уже опустилось за озеро, и тьма начинает медленно наползать, превращая силуэты сосен вдали из дружелюбных в зловещие. Озеро рябит от легкого ветра, заставляя переливаться сотнями граней мое отражение. Большой пласт светло-сизых облаков, медленно наползая, окрашивает воду в цвет, не поддающийся описанию. В нем заключена вся глубина неба, благородная серость камней и темнота величественного озера. На закате рыжий край воды исчезает, оставляя после себя лишь светло-желтую дорожку, ведущую прямо к берегу. Молчаливо застыли два катамарана – еще днем они величественно бороздили зеркальную гладь, а теперь холодными тюленями лежат на берегу. Холодает. Пение птиц разносится по всему простору дремлющего озера. Этот мир уже не наш. Он принадлежит небу, воде и деревьям, ибо только они достойны этой страшной, суровой красоты.

Творческая трагедия

Под утро я размыкаю глаза, думая о предстоящем тяжелом дне. Прислушавшись, разочарованно вздыхаю. Мягкий, но частый стук по палатке – это гарантированная плохая погода. Захватив дождевик, я вылезаю. Земля под ногами раскисла, перед палатками, сгрудившись, стоят несколько угрюмых пацанов в дождевиках. Внезапно я замечаю лежащую тетрадь. Мой дневник, так неосторожно оставленный на улице вчера вечером.

Я осторожно поднимаю его, со страниц падают темные капли. На удивление, текст почти не расплылся. Вешаю тетрадь на веревку в сушилке. Становится грустно. Куда же мне писать стихи и заметки, если ко мне придет вдохновение? Пытаясь не заплакать, я возвращаюсь к команде. Не самое хорошее начало дня.

Палитра заката.

Палитра заката.

Орден спиннинга и кисти

Вечер однодневного похода, уютная стоянка на берегу Мергубского озера. Катамараны вытащены на берег, под натянутым тентом трещит костер, раздается тихий свист от закипающей в котелке воды. Несколько человек у костра поют под неуверенную, но красивую мелодию, которую Ксюша играет на своей маленькой гитаре.

Я сижу неподалеку на бревне. Рядом со мной лежит камень, служащий палитрой, в неосторожно оставленную кем-то крышку от репеллента налита вода. У меня важная миссия – я рисую флаг. Рисую старательно, и на ткани медленно появляется герб, нравящийся мне самой, а это случается очень редко. Погрузившись в процесс рисования, я почти не слышу, что происходит на стоянке.

Но вдруг до меня доносится восхищенный крик. Отложив кисть, я подхожу к костру и вижу, как мальчики с восхищенными глазами и спиннингами в руках бегут к берегу. Спускаюсь следом и понимаю причину переполоха: метрах в трех от берега стоит щука. Длинный темный силуэт, слегка покачивающийся на волнах. Начинается азартная охота…

Через два часа Ксюша спускается к берегу и зовет нас спать. Но рыбаки как будто обезумели.

– Еще чуть-чуть! – кричали они, – она обязательно будет нашей!

Так им и не удалось поймать ту злополучную щуку. А я до сих пор иногда вспоминаю их глаза, полные отчаяния и азарта.

Момсоярви

Привычные сонные лица у затухающего костра. Ведь всех подняли в 7 утра, никто не выспался. Но желание идти вперед не пропало. Привычно загружая катамаран, я вспоминаю прошлый год. Воспоминания, как страницы пожелтевшего блокнота – туманные образы смазаны, размыты от времени. Длинная полоска светло-желтого песка, продолговатые ярко-синие ягоды голубики, матч по пляжному волейболу…. Каким же далеким это кажется теперь, а ведь прошел всего год.

Мы связываем два катамарана в галеру и выходим на воду. Какое-то время я привыкаю к управлению, галера – ужасно неповоротливая штука, но скорость развивает большую. Я поняла, что оделась недостаточно тепло. Высокие извилистые берега реки сдерживали ветер, что гулял по озеру, небрежно закручивая гребни волн, качая деревья и камыши. Несмотря на кажущуюся безобидность, он был пронизывающим и холодным. Я взглянула на карту и обреченно вздохнула. Все 10 сегодняшних километров предстояло идти по озерам.

Край пляжа скрывался в тумане. Еще несколько минут волевых усилий над собой и мои ноги погружаются в этот мягкий желтый песок. Дальше все похоже на сон.

Шел пятый час гребли. От холода руки с трудом разгибались, пальцы застыли в положении «держу весло», зубы слабо стучали, периодически прикусывая синие губы. Точно такое же ощущение холода я впервые испытала в зимнем походе – тебя словно держат сотни нитей, не давая двигаться. Июль превратился в январь.

Прищурив глаза, я пытаюсь узнать места, но ничто не кажется мне знакомым. Ветер дует прямо в лицо, катамаран медленно ползет по узкому коридору из камышей. Мы поворачиваем, и я вижу… Ее! Знакомую полоску светло-желтого песка, протянувшуюся вдоль всего берега. Край пляжа скрывался в тумане. Еще несколько минут волевых усилий над собой и мои ноги погружаются в этот мягкий желтый песок. Дальше все похоже на сон. Я не помню, как мы разгрузили суда, как ставили палатки, помню лишь запах. Ни с чем несравнимый запах дыма и мокрого хвороста – запах тепла.

Дела сделаны, все сидят у костра, сжимая в руках кружки с чаем. Медленно тонет солнечный круг за идеально ровным краем воды, окрашивая закат в светло-оранжевые тона. Небо медленно темнеет. Его цвет напоминает шторы, которые когда-то висели в квартире у бабушки, и к которым мне строго-настрого запрещали прикасаться. Костер медленно догорает, угли спокойно мерцают в полумраке. Темнота сгущается. Пора спать.

Киви-Койву

Финальная точка маршрута. Место, которое должно было стать для меня каким-то особенным, но я не чувствую этого. Не знаю, почему. Возможно, потому, что это была середина нашего маршрута в прошлом году. Но, в любом случае, здесь красиво, хотя и многолюдно. Сначала мы подумали, что это какие-то звери. Вот что значит, давно людей не видели! Их здесь очень много, и не только из «Большого Приключения». Воспользовавшись советом местного жителя, зачалились в маленьком улове прямо за порогом Кривой. На берегу было красиво, хотя маленькая тропинка, уходящая вверх к туристским стоянкам, не внушала особой радости. В очередной раз я удивилась силе слаженной команды. Когда мы разгрузили катамараны, то гора из гермомешков, бочек и других вещей казалась огромной, а задача по перетаскиванию их на стоянку, находящуюся довольно далеко, попросту невыполнимой. Однако уже через час все наше снаряжение было аккуратно сложено около палаток, а костер весело трещал. Дел было немного, поэтому я решила прогуляться по лесу. Наклонившись за хворостом, я заметила одну странную вещь… Через секунду, бросив хворост, я со всех ног бежала к остальным.

– Что случилось? – спросила меня Диана, лениво вертя в руках пустую кружку,

– Идем! – задыхаясь, позвала я, – быстрее!

Через минуту мы были на месте. Наклонившись, мы внимательно посмотрели друг на друга, и… Начали лихорадочно есть крупную, наконец-то созревшую, чернику. В этом ли не счастье?

Команда «аква-стартеров» смены 20170714 инструктора Ангелины Ярцевой и вожатой Ксении Айрапетовой.

Команда «аква-стартеров» смены 20170714 инструктора Ангелины Ярцевой и вожатой Ксении Айрапетовой.

Смеркалось. Поужинавшая команда лениво расположилась вокруг костра, болтая о какой-то ерунде. Кто-то ушел в палатки, из которых доносилось перешептывание и шебуршание. Я, взяв тетрадку, по привычке спустилась к берегу. Устроившись на камне, я увидела великолепие!

Солнце опускается за горизонт, цепляя за собой плоские облака. Река медленно чернеет, шум порога усиливается в наступившей звенящей тишине. Именно сейчас, на грани дня и ночи, серые скалы становятся воистину величественными, словно светясь изнутри таинственным, жестоким светом. Глубокие тени ложатся на сколы и шапки мха. Я возвращаюсь к костру, шум порога затихает. Мелодично звучит гитара, струны которой словно впиваются в душу, возвращая к жизни воспоминания, которые иногда хочется навсегда похоронить в глубинах своей памяти. Но именно это и заставляет меня жить, переживая заново то, что прошло, и оставляя неизгладимый след в моей душе.

Эпилог

Это было прекрасное, веселое и незабываемое путешествие. Я не смогла удержаться от слез, повязывая «обнимашки» на руки ребят из команды – они стали моими хорошими друзьями. Хоть поход и помогает забыть про Интернет, но я рада, что он есть. Благодаря нему, мы можем общаться, несмотря на то, что живем в разных городах. И знайте, каждый день, пряча «обнимашки» под школьную рубашку, я вспоминаю этот поход, где я была счастлива.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*