СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28
Главная › Блог › Яркие звезды и незаметные точки
0

Яркие звезды и незаметные точки

Когда мы переехали в новую квартиру, я пошел во второй класс. Это был 2-й Ж. Любопытный факт, и как-то он врезался в память. Причем, это был не предел: были и другие буквы, последней, кажется, была К. То ли школа была такой огромной, то ли классы старались сделать маленькими, и поэтому шло дробление. И вот в этом классе у меня была очень хорошая учительница. Самую первую учительницу я совсем не помню, а эту запомнил на всю жизнь. Она умела зажигать второклашек, третьеклашек, мы – актив класса – ходили к ней в гости пить чай, а зимой иногда подвозили ее на санках до школы. Такие были теплые отношения…

Оглядываясь назад, замечаешь, что многое изменилось… Нет, думаю, сами люди не изменились, они такие же в общей массе, как и были, – добрые, заботливые, отзывчивые. Сколько было в процентном соотношении каких-то моральных уродов, столько и осталось. Общество принципиально-то не поменялось, поменялось что-то другое. Учителя не стали другими, стали другими возможности их отношений с детьми. Появилась какая-то дистанция, иногда похожая на пропасть. Конечно, в целом наша школа становится лучше – увеличиваются технические возможности, усиливаются программы, но недаром руководители московского образования последнее время акцентируют внимание на том, что классный руководитель должен быть настоящим руководителем, должен понимать каждого ребенка и уметь вести за собой.

Художник Ф. Решетников. Опять точку в дневнике получил?

Художник Ф. Решетников. Опять точку в дневнике получил?

Та учительница, которую я вспоминаю, умела это делать в совершенстве. Как она добивалась наших успехов и нашего желания учиться? У нее была какая-то своя особая система, даже в плане отметок. И, конечно, она использовала всевозможные поощрения, формировавшие детские личности. Это были постоянные устные ободрения, похвала, подбадривание. Но больше всего мы дорожили яркими звездочками в дневнике и письменными благодарностями при них – ведь они оставались навсегда как память о добром поступке. К тому же благодаря этим записям мы вырастали в глазах не только своих одноклассников, но и собственных родителей. Судите сами, какую радость можно испытать, если в дневнике написано что-то в роде «Спасибо за помощь товарищу», «За трудолюбие!», «Красивый поступок» и т.п. и рядом с записью звездочка.

Были ли порицания? Да, да. За какой-нибудь неблаговидный проступок в графе «поведение» ставилась малозаметная точка, о значении которой родители, конечно, даже не догадывались. Точка эта, якобы, грозилась превратиться в темный квадрат, если замечаний было бы больше четырех. Но до этого никогда не доходило. Мы не хотели огорчать своего учителя.

Честно, я не понимаю, почему, это, наверное, могут объяснить психологи, но мы не воспринимали эти точки как двойки за поведение, мы воспринимали их просто как что-то плохое. И это важно. Может быть, из-за двойки ребенок будет больше переживать, но точку он, может быть, правильнее воспримет. Я думаю, ее мысль заключалась в том, чтобы не заставить ребенка переживать, а заставить его осознать ошибку.

В условиях активного путешествия роль инструктора не менее значима, чем роль классного руководителя в школе. Ведь одно путешествие ребенок может запомнить порою ярче, чем одиннадцать лет учебы в школе.

Я постоянно об этом думаю, потому что в условиях активного путешествия роль инструктора не менее значима, чем роль классного руководителя в школе. Ведь одно путешествие ребенок может запомнить порою ярче, чем одиннадцать лет учебы в школе. Поэтому каждое правильное слово и действие инструктора – на вес золота. Нужно, чтобы его замечания воспринимались детьми не как «двойки», а как точки, и запоминались на всю жизнь.

Я впоследствии сменил много школ, но почему-то учителей почти не помню, видимо, никто большего впечатления не произвел.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*