СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28
Главная › Блог › По азимуту
0

По азимуту

– Главное хобби, конечно, туризм. Мне нравятся многие виды спорта: вейкбординг, сноубординг, скалолазание, альпинизм, виндсерфинг. Иногда я играю на музыкальных инструментах – бубне, ложках, варгане, свирели, фортепиано и арфе. А еще немножко пишу стихи. Я хочу покорить Северный полюс, Эльбрус и Эверест. Желательно, в компании любимых инструкторов. А еще у меня в планах совершить пеший поход 2 кат. сложности следующим летом.

Барабанная дробь и фанфары! Первое место в творческом конкурсе путевых дневников заняла мультиспортсмен и мультимузыкант Дарья Семешкина из Москвы. Конкурсную работу, оформленную в стиле нашей книги «Жизнь за пределами Интернета», – с красочными колонтитулами, фотографиями и врезками «анекдоты БП», – невозможно назвать просто сочинением. Жюри единогласно отдало девушке первенство, отметив не только старание при оформлении работы, но и искрометную манеру изложения, описание человеческих характеров, забавные диалоги.

 

День первый.
Первый блин – комом.

Я проснулась рано, быстро собрала рюкзак и принялась метаться по лагерю, отлавливая и обнимая знакомых инструкторов, кураторов и аниматоров. Причем делала это так добросовестно, что опоздала в поход. Мне пришлось догонять ребят, которые почти успели выйти за территорию «Большого Приключения».

Юля – лидер дня – задала такой темп, что мы сразу же обогнали две группы. Через час свернули в лес и долго плутали от тропы к тропе. Наконец, ребята не выдержали и заставили Юлю устроить перекус. Двое мальчиков ушли в разведку. Двадцать минут сидим, полчаса, час… Разведчики давно вернулись, все дергают лидера: хотят идти дальше. Юля молчала-молчала, а потом выдала: «Когда пойдем – тогда пойдем!».

Автор ищет вдохновение.

Автор ищет вдохновение.

Вышли. Начали подниматься на хребет. Видимо, Юля не успела отдохнуть за эти полтора часа, и то и дело останавливалась, пытаясь отдышаться. Ребята злились и подгоняли ее. Вместе с настроением лидера стало хмуриться и небо.

Вскоре я обнаружила, что группу ведет Захар. Оказалось, он предложил подменить Юлю, которая совершенно выбилась из сил. «Сколько нам еще подниматься?» – спросил кто-то. «До вершины», – рассеянно ответил Захар. «Надо объявить сегодняшний день Днем перлов в духе Кличко», – подумала я.

Начался ливень. Мы бросились вниз по склону. Когда добежали до заветной стоянки, дождь закончился. Я переобулась в сухие кроссовки и надела флиску. Вся моя усталость осталась в мокрых ботинках и дождевике.

День второй.
Улыбка Чеширского кота.

Лидер дня Маша назначила меня замыкающей. Оказалось, идти последней – очень и очень тяжело.

– Куда не иду – скалы, путь без конца, лишь привалы, – пожаловалась я инструктору Илье, измученно улыбнувшись. – Силы мои на исходе, хоть не впервые в походе.

– Ты написала? – спросил он. Я кивнула.

Скальная лаборатория.

Скальная лаборатория.

Километре на пятнадцатом мы немножко заблудились и оказались на краю болота. Маша отправила несколько групп разведчиков и сама ушла с одной из них. Я устало растеклась по рюкзаку.

Около меня стоял Дима (второй инструктор) и по рации переговаривался со штабом. Я улыбнулась, когда услышала, кто ему отвечает. Это был инструктор, с которым я ходила в первый в своей жизни поход. Дима посмотрел на меня, всю светящуюся от радости. Я весело помахала в ответ. Он вздохнул и сказал в рацию: «Тебе пламенный привет от Даши!».

Нам предстоял крутой подъем на хребет. Мои товарищи еле шли, а я взлетела по склону на одном дыхании.

– Что с тобой случилось? – спросил кто-то из моих друзей.

– Мне голос был! – я изобразила серьезность на лице. Выдавали только веселые искорки в глазах.

– Чей?

– Музы моей! – широченная улыбка сделала меня похожей на Чеширского Кота.

Вскоре мы оказались в урочище Баронова и пошли через альпийские луга. С двух сторон от нас возвышались нежно-голубые горы. Слева виднелись Тхачи и перевал Ачешбок, а справа, далеко-далеко внизу, примостилась прозрачная и даже какая-то призрачная Бугунжа.

Лидер тащит не только тяжелый рюкзак и груз ответственности. Он должен нести свой негатив внутри себя, не давая ему выплеснуться наружу. Он не должен сломаться под давлением эмоций товарищей. Должен уметь слушать и сопереживать, но и четко гнуть свою линию. И если каких-то качеств ему недостает, вести за собой группу ему будет очень трудно.

Через пару часов мы добрались до места ночевки. Там уже стояла другая группа под названием «Колхоз «Искра Ленина», или просто «КИЛ». Наши ребята в изнеможении повалились на рюкзаки, а Маша легла на пенку и отрубилась.

Я с наслаждением стащила с ног ботинки, надела шлепки, и в ту же секунду почувствовала, что полна энергии.

День третий.
С выводами поспешишь – людей насмешишь.

Этой бессонной ночью мы с сопровождающей Яной готовили торт на день рождения Максима. Пришел Федя – попробовал. Пришел Илья-инструктор – открыл нам банку вареной сгущенки, «случайно» зацепив огромный комок ножом. Пришел Дима, отобрал у Ильи свой нож и заявил, что надо проверить, не испортилась ли сгущенка.

– Я думал, что это куча земли, а вы в нее подарок закопали! – выдал утром кто-то из ребят, подозрительно разглядывая свою порцию.

Почти половину торта мы отдали соседям по стоянке, которые встретили угощение одобрительными возгласами.

«КИЛы» почему-то двинулись в ту сторону, откуда вчера пришли мы. Нам оставалось только пожать плечами и пойти своей дорогой. Через пару часов, забравшись на холм, мы снова увидели их – они шли по нашим следам.

Илья-младший, лидер дня, повел нас дальше. Мы зашли в лес и зачем-то полезли в самые заросли. Дима не выдержал и все-таки сказал Илье, что мы идем совершенно не туда. Лидер пошел обратно к развилке, встретил там «КИЛов» и рванул за ними вверх по крутому склону. Дима с каменным лицом вернул его снова. «Вот это выдержка!» – благоговейно подумала я про своего инструктора, заглянув в карту. Вторая ошибка лидера за десять минут!

Турист спит, поход идет.

Турист спит, поход идет.

Наверное, лес моя стихия. Каждый раз, когда я иду по нему, чувствую, как тело наполняется энергией, а на душе становится спокойно-спокойно… Может быть, именно это называется медитацией? Я шла сквозь теплое зеленое облако деревьев, наслаждаясь свежими струйками ветра и ручьев. Шелестели листья, звонко стучали по камням наконечники палок, щебетали птицы, а я весело подпевала всем этим звукам.

Шур-шур-шур-шур!
Дзынь-цок! Дзынь-цок!
Фьють-фьють-фьють!

На перекус остановились у ручейка. Я собрала все бутылки и пошла вверх по течению. Выбрав местечко поуютней, примостилась на камне возле миниатюрного водопада и прислушалась к мелодичному журчанию. Через пару минут эту идиллию нарушили: прискакали ребята, взяли каждый свою бутылку и ушли. Я расстроено посмотрела на оставшиеся: «Сколько это будет: полтора литра умножить на шесть?» Вдруг появился Макс и молча забрал у меня все бутылки.

День четвертый.
Ане – лучшему лидеру дня – спасибо за…

Восхождение на Большой Тхач перенесли – из-за штормового предупреждения. Мы устроили дневку, но и сидеть на месте не стали: пошли на гору Соколова, которая была прямо за нашим лагерем.

Не могу не поделиться (читай: похвастаться) придуманным мною лайфхаком: БПшные черные мешки из-под спальников с оранжевыми лямками – прекрасная альтернатива рюкзакам на случай радиальных выходов.

Минут через двадцать мы уже были на вершине. Оттуда открывался шикарный вид на Большой Тхач и на нашу поляну у подножья горы. В траве на солнышке грелся Илья-старший, который вызвался охранять лагерь. Вдруг на поляне один за другим стали появляться люди. «Илья, защищай!!!» – хором завопили мы. Илья вскочил на ноги и воинственно помахал альпенштоком. Люди ушли.

Мы пошли к пещере Ароматной (она так называется, объяснил нам Дима, потому что в нее падают звери и умирают там). Пещерой оказался маленький незаметный провальчик, притаившийся среди кустов. Макс осторожно приблизился к нему, глянул вниз и сказал: «Ну, и дыра!» Подошел Захар: «Ну, и дыра!» Я посмотрела в пещеру и невольно произнесла: «Ну, и дыра!»

Приснится
Исключительно в
Цветном сне!
Царская пища!
Ане – лучшему лидеру дня – спасибо за пиццу!

Да-да, мы делали пиццу.

Впереди за облаками – Большой Тхач.

Впереди за облаками – Большой Тхач.

На вечерней «свечке» Илья-инструктор объявил о трехдневном обете молчания, а я заработала себе прозвище «Технический лидер». Причем ребята всегда произносили его язвительно, с сарказмом… Что ж, это меньшее наказание, чем то, которое я заслуживала из-за собственной гордости.

А ночью я видела падающую звезду. Может быть, это хороший знак… накануне моего лидерства?

День пятый.
Песни материальны.

Мысли материальны. Нет, не так – песни материальны! Особенно те, осуществление которых тебе совершенно не нужно.

«В горах, высоко, там, где солнце встает…»

В день моего «лидерства» мы встретили рассвет: инструкторы заставили поднять ребят в четыре утра. За завтраком на меня смотрело девять пар злобных глаз.

Нужная тропа так и не нашлась, и я решила подниматься к Большому Тхачу напролом, по азимуту. Мы продирались сквозь крапиву, борщевик и кусты шиповника. А шорты – явно не самая удачная экипировка для такого дела, особенно когда ты прокладываешь тропу (Дима скакал где-то сбоку). На ногах не осталось живого места – сплошные царапины.

«А у зебры есть полоски, есть полосочки везде!».

Склон стал уж совсем крутой, и на одном из привалов я напомнила ребятам, как надо траверсировать. Показала правильный способ страховки с помощью альпенштока при падении. За моими движениями наблюдало девять пар злобных глаз.

У меня начала болеть коленка, и с каждым шагом эта боль немного усиливалась. Пришлось орудовать треккинговыми палками, словно ледорубом, только чтобы разгрузить ногу.

Мы поднялись на седловину. Отсюда начинались две тропы: к вершине Большого Тхача и к подножью Малого. Где-то здесь нужно было оставить рюкзаки, и я вместе с Колей отправилась на поиски подходящего места. И тут боль в ноге стала невыносимой. Я села на камень, обхватила колено руками и печально улыбнулась: «Больше не могу». Подошел Дима: «Как нога?» – «Плохо!» – «Захар, неси топор!».

«Так лучше, чем от водки и от простуд!».

Пещерные люди.

Пещерные люди.

– У меня есть для тебя предложение, – тихо сказал Дима, пока ребята накрывали рюкзаки тентом. – Ты, наверное, откажешься… не идти к вершине?

– Конечно! – я усмехнулась. Мне один друг сказал еще до похода: «Давай, Дашенька, покори Тхач!»

«Отставить разговоры! Вперед и вверх, а там… Ведь это наши горы, они помогут нам!».

Я похромала вверх, тяжело опираясь на палки. С каждым шагом мне становилось все веселее от мысли о том, как нелепо я выгляжу со стороны. Через несколько минут я уже прыгала на одной ноге, отталкиваясь от земли своими «костылями», и тихо посмеивалась: ребята охали, ахали и жаловались, что устали и не успевают за мной.

«Экстрим, хочется экстрим!»

По идее, этот день должен был стать самым трудным для меня. Но, нет! В придачу к бандане «Лидера дня» действительно дается второе дыхание! Даже не знаю, хорошо это или плохо: вместо тяжелого испытания – смех и радость?

А может, только я относилась к лидерству так?

Не помню, чтобы другие лидеры выглядели особенно счастливо. Да, им было легче идти, но улыбались они нечасто. А ведь и день главного восхождения – далеко не самый простой и физически, и морально. Так, значит, оптимизм действительно в наших руках.

«А мы туристы, мы туристы! Мы романтики и оптимисты!
Мы высоко заберемся в горы! Домой вернёмся мы не скоро!».

Выше облаков.

Выше облаков.

Я думаю, что лидер тащит не только тяжелый рюкзак и груз ответственности. Он должен нести свой негатив внутри себя, не давая ему выплеснуться наружу. Он не должен сломаться под давлением эмоций товарищей. Должен уметь слушать и сопереживать, но и четко гнуть свою линию. И если каких-то качеств ему недостает, вести за собой группу ему будет очень трудно.

«Весь мир на ладони, ты счастлив и нем,
И только немного завидуешь тем,
Другим, у которых вершина ещё впереди!».

В этот раз песенка не сбылась. С вершины Большого Тхача было видно только сплошную серость. Мы несколько минут, молча, подумали каждый о своем и пошли вниз, в туман. Видимость – не больше трех метров. Вдоль нашей тропы, словно сигнальные огни, сияли фиолетовым неоновым светом какие-то цветы.

Когда мы вышли к подножью южной стены, туман рассеялся и открылся Большой Тхач. Я устроила привал. Особенно нетерпеливые, спустя пять минут, начали меня дергать: когда уже пойдем? «Лидер пофоткался с инструкторами – теперь можно идти!» – сказала я и накинула на плечи рюкзак.

День шестой.
Огонь надежды.

Рецепт прекрасного утра: маленькая живописная скала прямо за твоей палаткой, чистая свежая речушка в паре метров от лагеря, стаи оранжево-серых мотыльков, похожих на пепел, цветы и вид на Большой Тхач. С самого утра нашу стоянку освещало солнце, но через полчаса после выхода на горы спустился туман. Его рваные белые лохмотья носились по небу и вдоль склонов, на одном уровне с нашей тропой.

Сегодня лидером был Коля – один из самых опытных туристов в группе, при этом впервые путешествующий в горах. С самого утра Коля был в плохом расположении духа: его сильно обидел один человек. Но он решил вложить свою злость в переход и весь день почти что бежал вперед, постоянно исчезая в тумане.

Туманный спуск с Большого Тхача.

Туманный спуск с Большого Тхача.

Коленка снова болела. Даже небольшие спуски и подъемы мне приходилось траверсировать, иначе после этого я совсем не могла наступать на ногу. Инструкторы по очереди помогали мне идти, а Илья к концу дня забрал мой рюкзак.

На горы опускались сумерки, а мы все шли и шли. Вдруг заметили дым, поднимавшийся из-за деревьев, а потом на холме мелькнул белый свет налобника. «КИЛы»! Мы спустились в долину. Дышать там было нечем: легкие заполнил тяжелый и густой запах крапивы. Но я была готова бежать вперед – на противоположном берегу полыхала огненно-рыжая флиска знакомого «КИЛовского» инструктора.

День седьмой.
Хвала КИЛам! Халва – КИЛам.

«КИЛы» сильно облегчили нам жизнь, вскипятив вечером лишний кан. Не пришлось разжигать костер, ждать, пока нагреется вода и ходить за дровами. В ответ мы отдали им полпачки халвы.

С утра шел дождик. Природа дразнила нас: чем хуже становилось наше настроение, тем больше портилась погода. Мы шлепали по грязи через лес. Половина группы еле-еле плелась, и нам приходилось останавливаться и дожидаться их. Чтобы не поддаваться отвратительному общекомандному настроению, я бубнила себе под нос глупые песенки: «Я смотрю на макароны, макароны смотрят на меня. Между нами пустота, пустота…».

Впереди переправа, а дождь все не прекращается. Значит, уровень воды в реке растет. Мы начали спуск в долину по дороге, превратившейся из-за ливня в бурный поток. Под ногами была гладкая поверхность из розового камня, справа и слева возвышался волшебный изумрудный лес, небо было затянуто серой пеленой. «Здесь бы всю жизнь провести, – подумала я. – Построить теплый уютный домик с камином и любоваться: хочешь – на реку, хочешь – на розовую дорогу, хочешь – на лес, хочешь – на горы…».

«Большое Приключение» в Краснодарском крае.

«Большое Приключение» в Краснодарском крае.

На другом берегу весело крутил хвостом песик Степа, а рядом стояла его хозяйка – наш куратор Саша Калачева.

– Снимайте рюкзаки! – донесся до меня голос инструктора Ильи.

Стоп! Его обет молчания должен закончиться только сегодня вечером. Значит, все серьезно. Мне стало немного не по себе.

Дима помог перейти Захару. Потом пошла я. Вода была мне почти по грудь, течение сбивало с ног. У самого берега из-за сильного потока я споткнулась и ушла под воду. «Мой дневник!» – самая первая пришедшая в голову мысль. Я вынырнула, и тут же Дима схватил меня за шкирку и выдернул на берег.

Несколько секунд все молчали. Ребята, которые в это время еще не переправились, синхронно решили остаться на том берегу. «Если даже Даша упала! – говорили они мне потом. – Мне и смысла пробовать нет».

Натянули веревку. К реке подошла группа из трех туристов-дедушек и попросила помочь им переправиться. Третий дедушка выбрал неправильную тактику: он держался за веревку только одной рукой, а из второй не выпускал альпеншток. В том месте, где я упала, поток снес и его. Дедушка болтаться в воде, держась за веревку. Со стороны это выглядело, словно кто-то полощет белье. Дима вытащил из воды и его.

Через час мы добрались до стоянки. Поляны были забиты людьми, палатками, кострами… Вместе с нами там было шесть групп! В честь этого устроили соревнование по узлам и творческий вечер.

Я одна представляла нашу команду (некоторые группы участвовали в полном составе). Меня подбадривал инструктор Илья, но все равно я ужасно нервничала. Соперники один за другим вылетали, и вот, наконец, финал. За меня пришли поболеть двое моих товарищей. Причем именно от них я этого не ожидала! Дрожащими руками я завязала очередной узел за половину времени. Мне протянули кружку, я судорожно схватила ее, сделав большой глоток. «Наша Даша даже чай успевает попить, пока ваши только узлы довязывают!» – выкрикнул Федя, отношения с которым у меня были обычно не самыми лучшими. Скупая слезинка радости прокатилась по моей щеке.

Команда московской школы № 444.

Команда московской школы № 444.

Я заняла второе место. Потому что не смогла связать схватывающий узел! Это было бы смешно, если б не было так грустно. Молча я уткнулась носом в Диму, чтобы придти в себя от волнения. Он коротко похвалил и тоже замолчал, повинуясь моей немой просьбе.

День восьмой, девятый, десятый, одиннадцатый и двенадцатый.
Кульминация позади

В эти дни почти ничего не происходило. Только лесной пожар на дневке. Пока убегали – Федя сломал ногу, и нам пришлось вязать носилки. Потом он выпил всю мою сгущенку, которую я хранила на черный день вроде этого, и признался, что ничего не ломал. Все это – очередное занятие, которое устроили инструкторы. А я ведь поверила!

Мы покорили гору Шапка и хребет Бомбак. Всего лишь! Всего лишь готовили овсяное печенье, пончики, пиццу и пельмени. Всего лишь в последнюю походную ночь инструкторы сожгли все приготовленные нами дрова, чтобы пожарить червяков.

Эпилог.
«Когда я путешествую, я становлюсь счастливее».

Я была подготовлена намного лучше, чем в других своих походах. Я заранее знала, что с инструкторами можно делиться своими мыслями и переживаниями. Илья нам в начале смены сказал: «Здесь для инструкторов чужих детей не бывает». Я мгновенно переиначила этот принцип: «Для меня чужих инструкторов не бывает».

Я знала, что в конце пути меня ждут друзья, с которыми мы, возможно, покорим еще много вершин.

Я успела всласть наошибаться и понаделать глупостей, неустанно училась, пытаясь везде найти что-то новое – в общем, занималась саморазвитием. В прошлом походе моих сил хватало только на переходы, а в этот раз оставалась энергия, чтобы наблюдать за людьми, анализировать поведение и характеры товарищей. У меня появились новые планы на будущее, цели и мечты.

Я благодарю моих товарищей по походу, инструкторов, родителей, кураторов и аниматоров и хочу сказать отдельное спасибо «Лаборатории Путешествий» и «Большому Приключению»!

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*