СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28 мск
8 (812) 923-62-75 спб
Главная › Блог › Юношеский максимализм: проблема или дар?
2

Юношеский максимализм: проблема или дар?

Как-то так вышло, что в своей практике я не использую категорию «юношеский максимализм». Никогда не приходилось говорить об этом, как о проблеме. Но поймала себя на мысли, что уж очень часто слышу этот термин от людей, которые работают с детьми, и родителей. Причем – всегда в контексте жалобы. Разумеется, в какой-то момент мне захотелось разобраться – что за странная ситуация? Неужели мне все эти годы просто «везет» и я ни разу не сталкивалась с такой проблемой? Или же это мое «слепое пятно» и при анализе я просто не замечаю это явление? А может, я иначе его трактую? Так или иначе, я принялась изучать этот вопрос в литературе и параллельно перекладывать на собственный опыт и воспоминания. Вот что у меня получилось.

Итак, юношеский максимализм – это чрезмерность, крайность в требованиях, взглядах, ожиданиях, свойственная подросткам. Другими словами, склонность воспринимать мир и самого себя в контрастных тонах. Здесь бы я хотела акцентировать внимание на слове «склонность» и  в рамках этой статьи заменить его словом «способность». Поскольку в моей практике этот самый максимализм играет колоссальную роль в становлении личности и является ценным ресурсом, уникальным свойством ребенка.

Взрослые не имеют права говорить о том, что максимализм – это плохо и его нужно «пережить».

Взрослые не имеют права говорить о том, что максимализм – это плохо и его нужно «пережить».

Да, действительно часто сталкиваешься с тем, что у подростка очень устойчивая, но необоснованная позиция. Один из вариантов – отрицание, противоречие общепринятым идеям. «Я знаю, как правильно; все, кто не согласен со мной, неправы, даже если это целый мир». Был забавный случай в «Большом Приключении» – парень 13 лет, полный, флегматичный, назовем его Юра, с первых минут начал обижать своих товарищей по группе. Обзывал, отчитывал, а самое ужасное – находил «слабые места» каждого и откровенно издевался. При этом он вел себя так, будто ему лет 30 – такой видавший жизнь мудрец. Сразу заявил, что является кандидатом в мастера спорта по боксу («только официально звание не присвоили мне, тренер не подал заявку вовремя, я после этого спорт и бросил» – степенно рассказывал он). Дал понять, что эти навыки легко применит по отношению к каждому сомневающемуся. В первый же день в столовой спровоцировал соседа на драку и, неуклюже стукнув «обидчика», ушел в палатку.

Там мы с директором лагеря Юрием Михайловичем Бабинцевым его и нашли. Юра говорил по телефону, как часто делал и во время занятий. Объяснил, что «бросил дома работу, там людям нужно объяснять задачу». Рассказывал, что работает на стройке, прорабом(!), и в лагерь ехать вовсе не собирался («заставили отдыхать», так он это сформулировал). Много и с удовольствием говорил. Причину своего странного поведения сформулировал так: «Я должен быть лидером в этой группе, я хочу, чтоб они все меня слушались. Я один стою всех их вместе взятых…». Приводил доводы, насколько он компетентен во всех делах; если бы не скудный лексический запас и режущие слух слова-паразиты, можно было подумать, что слушаешь Супермена.

Умение выдумывать на ходу и верить в собственные фантазии у Юры было действительно впечатляющим. Но для завоевания авторитета среди ровесников этого, увы, мало… Когда он пошел на очередной виток и рассказывал нам о том, как он руководит взрослыми на стройке, мы как раз проходили мимо домов в центре лагеря. «Ну, а вот эта крыша правильно покрыта?» – спросил Юрий Михайлович, указывая на склад. «Да», – со знанием дела ответил Юра. Мы с директором переглянулись: крышу только готовили к перекрытию…

Это был уникальный случай – так прямолинейно и самоуверенно рваться в лидеры. Ничего не вышло. На деле оказалось, что Юра ленив и физически слаб. На этом фоне его пыл поубавился, но он себя все равно считал «непризнанным гением».

Такая направленность мыслей встречается часто – это «сказочники», манипуляторы, провокаторы (каждому инструктору в «Большом Приключении» знакомы эти «проверки на прочность»). Чаще всего ничем, кроме слов, они не могут отстоять свою позицию. Но через такие беспочвенные, «слепые» идеи ребята познают окружающий мир, учатся адекватно воспринимать себя и свои возможности.

Мы, взрослые, не имеем права говорить о том, что максимализм – это плохо и его нужно «пережить». Не смеем вздыхать, как нам тяжело находиться рядом с такими «сложными» детьми. Максимализм – это не проблема ребенка, это его дар!

Сам по себе максимализм не играет здесь ведущей роли – он как бы подпитывает свойства личности. На поверхности мы видим лишь упрямство, эгоизм, наивность и т.д. Если условия взросления неблагоприятные, над подростком смеются, не уделяют ему внимания, сценарий может быть куда хуже. Непринятые обществом подростки часто объединяются. В лучшем случае – это субкультуры, где более-менее мирно можно лелеять свои взгляды. В худшем – бандитские группировки, деструктивные формы субкультур (например, неонацисты). Это уже максималисты, перешедшие от слов к делу.

Мы много говорили с Юрой: обсуждали его точку зрения, анализировали жизнь в лагере и причину неуспеха в коллективе. Он остался при своем мнении – «виноваты окружающие», но во взгляде уже читался интерес к чужому мнению. Верю, что в его случае юношеский максимализм из отрицания перерастет в иную форму – в прагматизм, как желание чему-то учиться, получать практическую пользу и думать о последствиях своих поступков, как это часто случается с нашими юными бунтарями в «Большом Приключении». Он обещал вернуться. Это радует. Значит, подростка «зацепило» – остались ненайденными ответы на какие-то вопросы.

Собственно, именно о прагматическом максимализме, как о ресурсе развития личности, я и веду речь. Это тот случай, когда подросток уже может отличить несбыточное от разумного и умеет ставить цели, пусть завышенные, но все же достижимые, и он понимает, что ему нужно до нее дойти. Не украсть желаемое, не заставить кого-то силой отдать ее, как в случае с Юрой, а достигнуть самостоятельно. Это затрагивает такие категории, как целеполагание, самоконтроль, мотивация, воля и другие. Энергия максимализма питает полезные качества характера.

В 2014 году в одной из групп «Большого Приключения» я познакомилась с Мишей. Подросток приехал к нам в Карелию отдыхать в полном смысле этого слова: в чемодане у него оказались лишь майки, шорты и шлепанцы. Еще помню панаму. Вот и все. Полной неожиданностью для него стало весло в руках и перспектива идти в поход. О туризме мальчик ничего не знал. Миша оказался контактным, общительным, сам над собой смеялся. Но накануне однодневного похода строго прервал смешки и серьезно произнес: «Я буду лучшим в этом походе и лучше всех научусь грести». В команде были ребята и постарше, и более опытные. Но вернувшись, команда поздравила Мишу с дебютом, и каждый признал, что он превзошел их ожидания и сдержал свое обещание. А этим летом я с радостью узнала Михаила в одной из команд. Он был уже хорошо, по-походному, экипирован, но оставался таким же простым и трудолюбивым участником. Спасибо, что смог добиться своей почти нереальной цели. Продемонстрировал образец прагматического максимализма, дополненного великолепными личностными качествами.

Миша сказал: «Я буду лучшим в походе и лучше всех научусь грести»,

Миша сказал: «Я буду лучшим в походе и лучше всех научусь грести»,

Да, был велик риск остаться в проигрыше, но когда, если не в юном возрасте, учиться проигрывать?! В отличие от взрослого, подросток не видит рамок, и именно это позволяет ему выходить за их пределы, добиваться таких вершин, которые пугают приземленных людей, либо вовсе им не видны.

Как-то в «Артеке» в моем отряде были девочки-балерины. Чудесный народ! Вы никогда не задумывались, почему ребенок упорно занимается, скажем, балетом? Это боль, физические нагрузки, это огромное количество времени, которое его сверстники проводят во дворе. В конце концов, это диета и отсутствие полноценных каникул. В раннем детстве, допустим, ребенка увлекают и держат интересные занятия, мастерство педагога и влияние родителей. Подросток же имеет возможность отказаться от занятий – элементарно прогуливая их или занимаясь без усердия. Многие бросают навсегда. Но кто-то остается и не дает себе поблажек. Мои балерины сами отпрашивались – вместо пляжа – на стадион и тренировались часами в жару и дождь. Подчеркну – в лагере, где не было надзорного ока ни родителей, ни педагога. Не потому ли, что в голове у юного труженика живет мечта, превратившаяся в цель – быть самым лучшим, самым красивым, самым талантливым, самым знаменитым артистом балета. И каждый раз, засыпая, он видит картинки своего чудесного – практически несбыточного – будущего?.. Именно юношеский максимализм, с его наивностью, свежестью и энергией дарит подростку калейдоскоп возможностей.

Мы, взрослые, не имеем права говорить о том, что максимализм – это плохо и его нужно «пережить». Не смеем вздыхать, как нам тяжело находиться рядом с такими «сложными» детьми, как Юра или прочие, «говорящими о всяких глупостях и не имеющими тормозов». Максимализм – это не проблема ребенка, это его дар! Но это проблема взрослых, и ответственность за ее решение не нужно перекладывать на подростка. Если ребенок ругается матом, бьет стекла в школе, думает только о себе и сбегает из дома – это не юношеский максимализм, не нужно обманывать себя и ждать, что «трудный возраст» скоро пройдет. Это эгоизм, дурное воспитание, низкие моральные ценности – что угодно, но все это исходит не от самого ребенка – это отражение окружающего мира. Юношеский максимализм – катализатор, усилитель, а вот на что он будет направлен, зависит от взрослых. От нас с вами.

Я считаю, что лучшими методами для «приручения» юношеского максимализма являются:

  • Общение. Доброжелательное общение ребенка со значимыми для него взрослыми, совместное времяпровождение. Искренне интересуйтесь жизнью подростка, его мнением, взглядами, делитесь своими. Стройте доверительные отношения, как бы трудно это не было. Будьте искренними;
  • Личный пример. Нельзя требовать от ребенка соблюдать чистоту в комнате, если во всем доме никогда не убирают. Так и к общечеловеческим ценностям невозможно приобщить, не основываясь на них в жизни;
  • Самореализация в действии. У ребенка должна быть возможность делать что-либо самостоятельно. Не одна конкретная задача – сходить за хлебом, а целый процесс, который нужно организовать и реализовать собственными силами. Например, спланировать выезд с отцом на рыбалку – учесть транспорт, подготовить снаряжение, запастись провизией и т.д. Чтобы подросток практическим путем учился расставлять приоритеты, добиваться цели, а также мог анализировать, насколько сильно может отклоняться конечный результат от первоначального плана и почему.

В «Большом Приключении» мы успешно реализуем эти принципы и в каждой покидающей лагерь группе я вижу юношей и девушек, которые откликнулись на наши старания. Они смогли сделать первые шаги навстречу себе, либо хотя бы позволили себе взглянуть на альтернативный путь взросления: без слез родных и чувства собственной неполноценности. Вы видите отражение этого в наших письмах и, верю, в своих детях.

Напоследок хотелось бы пожелать, чтобы у каждого взрослого всегда оставалось хоть немного максимализма, который поможет ставить высокие цели и верить в собственные силы. Ведь все великие открытия вначале кажутся лишь фантазиями, а все гении – мечтателями.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
  1. Татьяна
    5

    Отличная статья,спасибо,даже взрослым полезна!

  2. Анонимано

    Отличная статья! Прочитав её, наконец, прояснил для себя, как направить максимализм в правильное русло. Так же стали более понятными некоторые жизненные ситуации, как свои, так и знакомых. Спасибо, Алина!

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*