13.12.2012

Моя Большая Москва

Немногие москвичи сосредотачиваются на новых понятиях: присоединенные территории и Большая Москва. Но если вдруг придется разобраться, что к чему, то имейте в виду – дело это непростое. Нам, сотрудникам Клуба «Приключение», пришлось. Мы погрузились в огромное пространство, которое заполняет 21 административная территория (поселения) двух новых округов Москвы: Троицкого и Новомосковского с одним префектом А.В. Челышевым.

Дети из «новой Москвы» отправляются в Карелию В конце августа специалисты Департамента социальной защиты населения города Москвы спросили нас, не хотим ли мы провести реабилитационную кампанию на присоединенных территориях для инвалидов, а точнее для лиц, нуждающихся в реабилитации, от 13 до 40 лет, программу в нашем духе – замешанную на активном туризме, путешествиях и приключениях. Ноябрь-декабрь – время не лучшее, так сказать, пугающее, но, с другой стороны, наши трехдневные занятия на высотных тренажерах в Рузе осенью не прерываются, в Карелии лег снег, и детский лагерь «Большое Приключение» с ездовыми хаски зовет задорным лаем, что касается Крыма, то там всегда хорошо. Мы согласились. Мы дали обещание принять 160 человек в Рузе, 30 – в Крыму и 30 – в Карелии. Но найти бесстрашных желающих оказалось крайне сложно. Мы столкнулись с непониманием, равнодушием, с чиновничьим нежеланием шевелить руками и мозгами. Но были и обратные примеры: дружелюбие, любознательность, энтузиазм и заинтересованность. Мы обрели новых друзей!

20 лет назад три смелых парня проехали на инвалидных колясках, толкая колеса руками, 11 тысяч километров от Владивостока до Санкт-Петербурга. Тогда, в 1992 году, в сотнях сибирских городов и селений инвалидную коляску увидели впервые. Это теперь все знают, что есть инвалидные кресла для тенниса, баскетбола, мобильные, танцевальные. Точно так, как есть обувь на разные случаи жизни.

Наши реабилитационные предложения, рассчитанные на активность реабилитируемых, во многих местах присоединенных территорий были так же непривычны, как дорожные скоростные инвалидные коляски в 1992 году в Сибири. Первые разговоры вселили опасения: а есть ли здесь вообще инвалиды. Заместитель главы администрации поселения «Внуковское» сказала мне, что тут все-то дачники, инвалиды есть, но приезжие. Через два месяца пришло официальное письмо от главы администрации. Выяснилось, что всего инвалидов в поселении 171 человек, в возрасте от 13 до 40 лет только 14, но «характер заболеваний данной возрастной категории не позволяет принимать участие в туристических и спортивных мероприятиях». Сотрудник администрации поселения Московский сказала, что инвалиды есть, но не активные… Ведущий специалист в поселении Михайлово-Ярцевское вторила: «Бесполезные разговоры». Услышал я вовсе обидное: «Нам это не нужно». Где-то были более вежливые ответы, где-то менее, но в целом энтузиазма нигде не чувствовалось. Конечно, я понимал: и без нас у всех тут масса проблем, было неудобно обременять людей, но отступать нам было некуда.

Ребята из ПНИ № 5, пос. ФилимонкиДва первых радостных открытия были такими. В поселении Рязановское существовал спортивно-оздоровительный клуб «Мустанг», и заместитель директора Светлана Тычинина, знавшая нас давно, проявила большую заинтересованность. Но все-таки она сказала: людей для вас подобрать трудно. Второй аналогичный клуб – «Движение» – во главе с Александром Хамулиным обосновался в Троицке, но и этот клуб, несмотря на энтузиазм Александра, не стал нашей опорой.

Мой старинный друг Слава Суров, ампутант, который вошел в прекрасную команду, поднявшуюся в 1998 году в честь 850-летия Москвы на вершину Африки Килиманджаро, возглавляет в Щербинке общество инвалидов. Теперь Суров – москвич. Звоню ему:

– Слава, ну ты-то поможешь нам?

Слава был бы рад, но не помог.

Руки опускались. Но тут мы узнали, что Департамент социальной защиты населения города Москвы выстроил на присоединенных территориях отличную систему так называемой клиентской службы (КС). Объясню, что это такое. Есть три центра социального обслуживания (ЦСО): Московский, Троицкий и Щербинский, которые подчинены начальнику управления соцзащиты населения округа Инне Абашиной. На каждый из ЦСО замыкается 6-8 КС, сотрудники которых отвечают за свою «зону обслуживания» – те самые 21 поселение, то есть «дотягиваются» до конкретных людей. Система, которую создал наш московский социальный министр В. А. Петросян, сложная, но работает эффективно.

Татьяна Полякова и Галина Потапкина из Департамента соцзащиты Москвы помогли нам провести совещание с приглашением всех КС. Настроение изменилось! Некоторые социальные работники из КС стали нашими идейными союзниками; по-моему, все (или почти все) старались помочь. А Павел Квашнев из КС «Десеновское» сам вместе с местной командой съездил на три дня в Рузу. Павлу Вячеславовичу понравилось.

Дальше дела пошли лучше и лучше. В Троицке мы познакомились с директором коррекционной школы VII-VIII видов Раисой Сергеевной Захаровой. Встреча оказалась счастливой!

Новый успех нас ждал в Филимонках. Здесь расположился психоневрологический интернат №5. Говорю с директором Натальей Лотапкиной. Ее воспитанники еще в эпоху «до Большой Москвы» ездили к нам в лагерь выходного дня в Рузу. Наталья Владимировна рада разговору и рассказывает мне про своих соседей: Филимонковский детский дом-интернат для умственно отсталых детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Уже давно воспитанники этого интерната, во главе которого стоит молодой директор Михаил Маслов, ходят в походы. В одном документе детского дома я прочел: «Спортивно-оздоровительный туризм – это одно из направлений медико-психолого-педагогической реабилитации нашего интерната». Именно так: реабилитации не детей из интерната, а самого интерната. Считайте, что в этом неправильном сочетании слов содержится глубокая мысль – в результате приобщения детей к активному туризму меняются не только люди, меняется атмосфера самого госучреждения.

Воспитанники Филимонковского детского дома-интернатаСам я не верю, что в обычных школах нет детей, которые нуждаются в тех услугах, которые мы предложили. Таких детей много, если не большинство. Вопрос, как добраться до них? До ребят из остафьевской школы № 5 путь был прямо-таки по небу. Эта школа находится в гарнизоне, который стоит рядом с известным военным аэродромом. Звоню другу – знаменитому летчику, генерал-полковнику Володе Дейнеке, который в бытность прилетал к нам как командир отряда противолодочных самолетов Ту-142, когда в 1979 году мы шли на лыжах к Северному полюсу. Володя свел меня с командиром гарнизона полковником Александром Черкашиным, который в свою очередь рассказал о нашей программе и. о. директора школы О.И. Ханиной. Команда детей из Остафьева во главе с учителем английского языка Натальей Зининой поехала в Рузу. Чудно? Чудесно!

Делом престижа было втянуть в программу поселение Роговское – самое дальнее, граничащее с Калужской областью. Удалось! Люди в Роговском очень симпатичные, добрые и приветливые.

Итак, вот победно-пораженческая статистика. Почему победная? Потому что все 220 путевок были использованы по назначению. В Рузу поехали молодые люди, нуждающиеся в реабилитации, из 14 территорий; в Крым – из четырех; в Карелию – из восьми. А пораженческая, потому что Внуковское, Воскресенское, Мосрентген и Краснопахорский остались неохваченными. В заключение хочу поблагодарить персонально Алексея Александрова – начальника Юго-Западного окружного управления образования. Уже к концу нашей работы сотрудники Алексея Евгеньевича очень эффективно подключились к нашим стараниям. «Присоединенные» школы отнесены к Юго-Западному окружному управлению, и нам стало работать совсем легко. Не удивительно.

Дмитрий Шпаро,
директор Клуба «Приключение».



Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*