27.06.2012

Немного о стереотипах

Есть ряд шаблонов, которые прочно засели в голове простого человека и не выковыриваются оттуда никакими способами.  Как только не пытались последние годы покрасивее называть детей-инвалидов, заботясь о благозвучии и корректности произносимых фраз! «Дети с ограниченными возможностями здоровья», «дети с особыми образовательными потребностями» – склоняли и так,  и этак, погрязли в спорах и незаметно ушли в сторону от сути проблемы, которая формулируется достаточно просто: что с этими детьми делать, чтобы они не оказывались в своеобразном гетто, а спокойно и равноправно вливались в общество. Были и другие слова, помогавшие «заболтать» проблему, слова не менее солидные и звучные – «интеграция», «инклюзия». На деле же… На деле – что? Вдруг, как чертик из табакерки, выскочили такие СанПиНы, которые враз запретили детям, которых-нельзя-называть-инвалидами, находиться в палаточных лагерях. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день… в смысле равные возможности. Пожалуй, это будет покруче, чем открыто крикнуть им в лицо: «Вы – инвалиды, не такие как все и о-о-очень многого не можете!».

Немного о стереотипахА теперь попробуем, избегая сложных слов, рассказать о том, как «особые дети» начали летний сезон в карельском детском лагере «Большое Приключение».

Картина первая. Офис Клуба «Приключение» в Москве. Мама с взрослым сыном приходит на встречу с Дмитрием и Матвеем Шпаро. Она слышала, читала, знает, что эти люди, съевшие на путешествиях не одну собаку, не боятся брать «не таких как все» в поход. Это означает, что ее сын сможет взять в руки весло и грести, будет пилить дрова, разжигать костры и петь песни с друзьями. У юноши – последствия ДЦП, видные невооруженным взглядом: медленная некоординированная походка, непроизвольные движения рук, чрезмерная мимика, речь, трудная для восприятия. С первых минут становится ясно – мама и сын очень хотят принять участие в программе «Большое Приключение». Что же, попробуем помочь. Если у ребенка есть навыки самообслуживания, нет глубокой интеллектуальной недостаточности и тяжелых хронических заболеваний, он вполне может отправиться в водное путешествие на катамаранах, считает Дмитрий Шпаро. И не просто считает, а уже многие годы доказывает это на практике.

Группа коррекционной школы № 31Картина вторая. Палаточный городок «Большого Приключения» на берегу Мергубского озера в центральной Карелии. Дежурные разводят костер, остальные ребята сидят на бревнышках и занимаются своими делами. Один парень открывает книгу.

– О! Что читаешь?

– Рея Бредбери.

– Здорово! Я, кстати, тоже за него взялся…

– Ну, вот стоило человеку умереть, как все за него и взялись! А Роберта Желязны ты читал? Или Стругацких?

И это коррекционная группа?! Тут пойди, поищи взрослых, с которыми можно было бы поговорить о прочитанном! Как-то даже язык не поворачивается сказать про этих ребят «интеллектуально сохранны», да они интеллектуально превосходят многих своих ровесников. Но у одного – сколиоз, у другого – тяжелое заикание, у третьей – врожденный вывих бедра…  Мальчик, оторвавшись от книжки, задумчиво озирается:

– Знаете, я как будто во сне… Даже представить себе не мог ничего подобного: тайга, белые ночи, закаты – такое только в кино видел… Я – человек абсолютно городской, даже никаких бабушек и никаких деревень нет, а тут… Скажите, я правда научусь рубить?!

Инструктор Саша немногословен:

Группа коррекционной школы № 31– Да. Иначе будем голодными. У тебя выбора нет.

Мальчик, похоже, счастлив отсутствию выбора. В приватной беседе Александр пояснил: «Удивительная группа. Уникальная. Вчера был однодневный поход. Подходит время обеда. Говорю: ты и ты дежуришь, остальные, если хотят, могут помогать. Обычно после таких слов всех как ветром сдувает. А тут я оборачиваюсь – стоят. Что такое? Оказывается, ВСЕ помогать хотят. Это не группа, это курорт».

Картина третья. Те же после многодневного похода. Веревочный курс номер 3 – упражнения на высоте. Идет обсуждение одного «срыва». Психолог Людмила: «Понимаете, мне очень радостно за вас. Потому что, когда Толя слетел и повис на страховке, вы все, как один сделали шаг к нему, готовые подставить плечо. Вы были как единая рука помощи, протянутая другу. Это невероятно! Я не была с вами в походе, к сожалению, но вижу, что самое главное случилось и самое важное вы усвоили».

Картина четвертая. Закончился поход для еще одной «коррекционной группы» – детей из школы для умственно отсталых вел инструктор Владимир. Во время подведения итогов, дети стандартно, слово в слово, отвечали на вопросы: «Что понравилось? Что запомнилось? Чему научился?» – «Понравились пороги, запомнилось всё, научился рубить». Следующий так же, девочки, мальчики – всё одно. Казалось, что беседа длится вечно и ничего интересного сказано уже не будет.

– Ладно, ребята, спасибо всем, а теперь надо собираться, скоро уезжать.

Группа коррекционной школы № 31– Куда?

– Как куда?! Домой!

– А зачем домой? Здесь наш дом!

Вот и приехали. Получив лучшую награду за свою работу, инструктор расплывается в улыбке:

– Ну, значит, не домой. Значит, в Москву. Будем ждать вас… дома.

Они вернутся в большой город, где много говорят про «доступную среду», «инфраструктуру для лиц с ограниченными возможностями» и прочие правильные вещи, только почему-то будут тосковать по далекому лесному палаточному лагерю.

Екатерина Колесникова



Комментарии
  1. Тот самый парень))

    Ого, помню помню про Рэя Бредбери)) Не ожидал что это запишут)

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*