СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28 мск
8 (812) 923-62-75 спб
Главная › Блог › Разные дети в одном лагере
2

Разные дети в одном лагере

К сожалению, соседство здоровых людей и инвалидов остается в нашем обществе больной темой. Не раз я сталкивался с тем, что приключенческие, реабилитационные программы Клуба «Приключение» для колясочников вызывают у многих нечто вроде испуга: да-да, вы молодцы, делаете хорошее дело, но я буду от всего этого держаться подальше. Не исключаю, что про себя кто-то шепчет: «Господи, отведи от меня напасть». 

Конечно, те же люди могут быть полны сочувствия, сострадания и оказывать искреннюю помощь, но опять-таки – соблюдая дистанцию.

Это очень широкая тема преломляется на наш лагерь «Большое Приключение», где мы хотим принимать и принимаем детей с ограничением возможностей здоровья. 16 лет мы учимся в «Большом Приключении» взаимодействовать с ребятами, имеющими те или иные дефекты в здоровье: ослабленное зрение или ослабленный слух, проблемы с опорно-двигательным аппаратом, отставание в психическом или умственном развитии – для всех них при определенных медицинских условиях двери «Большого Приключения» открыты.

Поход команды коррекционной школы № 31

Поход команды коррекционной школы № 31

Очень многим детям с инвалидностью, с ограничением в жизнедеятельности наши путешествия доступны, более того, уверен, они очень полезны в плане социальной адаптации, социальной коррекции, психологической реабилитации и, разумеется, общего оздоровления. Соседство таких детей со здоровыми детьми в лагере хорошо или плохо? Или по-другому: нормально или ненормально Вопрос исследует психолог «Большого Приключения». 

Дмитрий Шпаро

 

Нередко для родителей, отправляющих своих детей в «Большое Приключение», возможное соседство с детьми-инвалидами оказывается пугающим. Такого рода «трудности» не вписываются в стандарты, и взрослым явно спокойнее, когда ребенок общается со сверстниками такими же, как он. Хотелось бы проанализировать, насколько обоснован возникающий страх и как все выглядят на практике.

По моим наблюдениям существует два сценария, при которых обычный участник взаимодействует с участником, имеющим ограниченные возможности.

Первый и самый распространенный – в лагере или на маршруте пересекаются группы, одна из которых состоит из воспитанников специальных учебных заведений, и да, – это дети-инвалиды. Таким образом, ваш ребенок находится в команде с обычными школьниками, но при этом может на общелагерных мероприятиях, а также, например, на дневке, общаться с «другими» ребятами. В целом, в этом случае контакт совсем незначительный, все сводится к тому, что дети просто знают, что в лагере есть подобные команды. Стоит ли говорить, какой эффект это производит на участников! Ведь если по маршруту идут сверстники, преодолевающие не только внешние обстоятельства, но и свои особенности, значит, поход – это не так уж и страшно, и ныть, жаловаться не стоит… Однако, несмотря на то, что в рамках лагерной программы не предусмотрено тесное взаимодействие между командами, бывают совершенно трогательные и светлые эпизоды общения. Пример такой. На финальное выступление обычные школьники готовили жестовую песню или пантомиму, чтобы сделать сюрприз слабослышащим ребятам, с которыми они шли по параллельному маршруту.

Прошедшим летом мне запомнился совсем, казалось бы, незначительный случай. Был дождливый, холодный вечер, мы сидели у костра с ребятами лет 13-15. Наутро группа уходила в однодневный поход, соответственно, в лагере эти ребятам пробыли только два дня. Инструктор Сергей проводил тематическую беседу «Распределение обязанностей», все грели замерзшие руки и ждали чай. Как вдруг…

Годы ушли у меня на то, чтобы понять особенности ребят с ДЦП. Мгновения хватило школьникам, чтобы почувствовать их.

– Извините, а можно у вас попросить немного дров? – послышался неуверенный голос. Мы с Сергеем обернулись. Это были подростки с ДЦП, команда которых раньше, и поэтому наши ребята не знали о них.

Здесь стоит описать все мысли, которые ураганом пронеслись в моей голове. Во-первых, по негласным правилам «Большого Приключения», дрова – личное достояние команды. Это один из моментов подготовки к походу: умение распределять силы, время, средства на организацию жизнедеятельности. В тот день именно дети, без помощи инструктора, заготовили дрова на вечер, постарались найти сухие, все перебрали, аккуратно разложили мокрые вокруг костра. Конечно, в такой ситуации нужно бы поделиться, но, начни мы, взрослые, уговаривать ребят, это выглядело бы очень неоднозначно.

Опять-таки, если бы была возможность заранее подготовить участников к такой встрече, поговорить, они бы уже понимали особенности ребят. Уверена, они бы и за дровами вместе сходили в лес, и помогли. Но что делать, реальность нахлынула внезапно. Наши видят, что к ним обратились не обычные ребята. Вклиниться в ситуацию невозможно. Что будет?

Мальчик Ваня, помладше, подскочил первым. Бросился набирать дрова.

– Ты что делаешь? – остановил его Денис, лидер дня, рослый, уверенный в себе парень.

«Конец. Вот уж прямо совсем некрасивая ситуация! – мелькнуло у меня в мыслях. – Нужно вмешиваться».

– Это же сырые, вон те давай, из-за лавочки! – Денис решительно шагнул на помощь Ване. Тут уж и все засуетились: накладывают, проверяют, чтоб сухие, еще и щепочек на растопку сверху положили. Парни ушли с полными охапками, а на лицах сияли смущенные улыбки.

Продолжал лить дождь, но для нас с инструктором вовсю сверкала радуга! Радуга чистого бескорыстия и непосредственной детской доброты. Годы ушли у меня на то, чтобы понять особенности ребят с ДЦП. Мгновения хватило школьникам, чтобы почувствовать их.

Мастер-класс по пилению дров

Мастер-класс по пилению дров

Эта и другие ситуации взаимодействия детей с различными категориями здоровья в «Большом Приключении» доказывают, что, во-первых, у детей нет разделения на «своих» и «других», даже если есть некие объективные отличия. Они воспринимают людей очень естественно (заметьте, жалости и любопытства не было, присутствовало сопереживание по поводу конкретной проблемы), а их непосредственность и открытость помогают преодолеть коммуникативные барьеры. Кроме того, зачастую из спецшкол приезжают замотивированные, опытные юные туристы, и они с радостью делятся с обычными группами рецептами и хитростями походной жизни.

Второй возможный сценарий – если ребенок с ограниченными функциями окажется в команде обычных школьников. В этом случае есть два человека, которые занимают самую «невыгодную» позицию и от чьих усилий зависит атмосфера в команде – особенный ребенок и инструктор. Инструктору в помощь вожатый и куратор, ребенку – исключительно сила духа, так как на первых порах он действительно чувствует себя одиноко и неуютно.

Сейчас, наверное, вы подумаете, что в этом случае слишком много внимания уделяется одному, да еще и инструктор становится во всем на его сторону. А как же остальные? Так вот, с полной ответственностью можно сказать, что ребенок-инвалид ни в коей мере не «тянет» команду «на дно», вся работа с ним ведется через группу. Стараемся, чтобы меньше было слов о бескорыстии, единстве, взаимопомощи, а больше дела. Инструктор, как авторитетная фигура, является главным примером. Но в то же время он очень справедлив и четко следит за тем, чтобы каждый трудился на благо команды в силу своих способностей. Когда есть такая дисциплина, и каждый понимает свою значимость, дети гораздо легче и быстрее воспринимают себя частью единого целого, а также начинают ценить друг друга за поступки и душевные качества. При этом физические особенности уходят на задний план.

Но бывает, что ребенок-инвалид требует не только внимания, но и заботы со стороны товарищей. И вот один из многих пример того, как дети достойно справляются с подобным вызовом.

Ребята по молчаливому согласию, сами, взяли на себя организацию жизни Миши. Советовали, что лучше надеть по погоде, заранее поторапливали с выходом из палатки, помогали искать телефоны, без которых тот просто физически не мог никуда идти.

В прошлом году приехала группа старших ребят, лет 16-17. На вид – высокие, крепкие, пара девушек и 4-5 парней. Среди них самый взрослый – Миша, диагноз «аутизм». Нормально чувствует себя среди людей, постоянно ходит в походы. При этом остается совсем ребенком, добрым, послушным, но крайне несамостоятельным. В первый день у нас с инструктором были опасения: вдруг участники будут обижать Мишу, он ведь такой безответный. Да и без постоянной помощи команды он будет очень сильно всех «тормозить» (в первое утро на завтрак Миша одевался минут 40, все не мог выбрать, какую из двух курток лучше надеть). И снова подтвердилась моя вера в группу, снова урок нам, взрослым. Ребята по молчаливому согласию, сами, взяли на себя организацию жизни Миши. Советовали, что лучше надеть по погоде, заранее поторапливали с выходом из палатки, помогали искать телефоны, без которых тот просто физически не мог никуда идти (у него их было штук десять, и этот запас бережно перекладывался в карманы каждый раз при смене одежды). И все это – без тени издевки. Совсем! Со стороны казалось, что команда таким составом живет уже много лет, настолько дружно и слаженно все делалось.

Как-то вечером шла по лагерю, смотрю – два парня «дежурят» возле душа. Спросила: очередь, что ли? На что они мне серьезно ответили: «Мы Мишу в душ привели, ждем». На следующее утро группа уходила в многодневный поход…

Следует отдать должное инструктору Ивану Чернышеву и вожатому Олегу Гриневу. Их мудрость, оптимизм и самоотдача увлекли всех ребят и создали такую душевную атмосферу. Именно они показали, что заботиться о других, даже если эта забота выходит за рамки привычных стандартов, не стыдно, а парень не становится менее мужественным, когда помогает найти в рюкзаке теплые штаны тому, кто в этом нуждается. Миша был полноценным участником команды на протяжении всей программы и, прощаясь, сказал ребятам много теплых слов.

В заключение хочется сказать одно: я не знаю в самом деле, кто получает больше: дети-инвалиды, участвуя в спортивных туристских походах наравне с обычными детьми, или же школьники, приобретая ценный опыт принятия других людей, со своими особенностями, трудностями и достоинствами. Мы трепетно храним доброжелательную атмосферу и уют «Большого Приключения» и надеемся, что в этих природно суровых и душевно теплых условиях еще много ребят сможет убедиться: разделения по категории здоровья не существует, а возможности неограниченны у всех.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
  1. АннаАнна

    Анастасия, Добрый день! ГБУ «Лаборатория путешествий» работает с разными детьми, в том числе и со слабовидящими. Позвоните нам пожалуйста по телефону 8 (495) 625-39-28 и спросите Алису Пичко. Мы Вам все подробно расскажем. Спасибо.

  2. Анастасия Лисиченко
    5

    Мой незрячий ребенок (17 лет) давно мечтает попасть на ваши программы. Но мы никак не можем найти сопровождающего среди знакомых. Может такие ребята найдутся среди ваших подопечных? Или как попасть в такие программы с особыми детьми? Спасибо

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*