СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28 мск
8 (812) 923-62-75 спб
Главная › Блог › Детская речь – шах и мат культуре?
8

Детская речь – шах и мат культуре?

Из лагеря в Карелии вернулись ведущие сотрудники Клуба – Слава Венидиктов, Марина Уварова, Катя Генералова. Слава сопровождал в поездке журналистов, Марина и Катя – представителей туристических агентств. То, что нашим гостям все понравится, я не сомневался, а вот мои строгие коллеги – все ли понравилось им? Мы, все сотрудники Клуба «Приключение», думаем о лагере в одном ключе: что надо улучшить. Ищем свои ошибки и недостатки. Полностью уйти от неудач и неправильностей невозможно, и в этом направлении мы нуждаемся в помощи. Даже в детских анкетах есть вопрос: что тебе не понравилось в лагере?

Слава сказал, что кроме мелочей все хорошо. Я уцепился: «Какие мелочи?» Слава объяснил: у врача, который сопровождал детей в поезде, не оказалось пинцета – не могли вытащить занозу из пальца корреспондента «Комсомольской правды». А еще в гостевой палатке в лагере должны быть небольшой столик и пара стульев.

Прав Слава, но исправить эти мелочи крайне просто… Марина и Катя ничего плохого не увидели. Тогда я задал свой коронный вопрос: «В лагере курят?» «Никто не курит», – ответили три инспектора, хотя Слава тут же вспомнил, что один из корреспондентов курил.

– Есть курилка в лагере? – поинтересовался я.

– Нет, – ответили Марина и Катя.

– Все-таки есть, – уточнил Слава. – Потому что моему курящему корреспонденту указали некое место, где он мог курить.

Четырнадцать лет в лагере стоял больной вопрос о курении. Инструкторы постепенно бросали курить, но дети дымили по-черному. Как бороться, если мама с независимым видом говорит: «Он уже взрослый, я ему разрешаю». Надо создать какие-то свои законные запреты: на катамаранах, на велосипедах курить нельзя по правилам техники безопасности; курить у костра нельзя, ибо это некорректно по отношению к некурящим; курить в лесу нельзя по карельским противопожарным законам. Где можно? В неудобной курилке. И место, называемое «курилка», педантично определялось и в лагере, и на стоянках в походе.

Ура! В России появился новый долгожданный закон – на «детских» территориях курение запрещено. В лагере с нынешнего лета никто не курит. И заметьте, курить последнее время стало не модно. Это – самое главное.

– Ну, а мат? – спросил я у друзей-инспекторов. – Кто в лагере ругается матом?

– Никто, – ответили Слава, Марина и Катя. – Мы не слышали.

Детская речь – шах и мат культуре?

Детская речь – шах и мат культуре?

В нынешнем сезоне эта тема словно заменила тему курения. Инструктора при детях крепко не выражаются. Это аксиома.

Волонтеры-сопровождающие, если уличены, попадают в черный список и больше в лагерь не едут.

Остаются дети. Они ругаются. И если у родителей можно было спросить: разрешаете ли вы ребенку курить? – и ждать ответа, то аналогичный вопрос о мате уже не задашь. Кажется, что он звучит оскорбительно. Никто не разрешает. Так?

В июле в «Фейсбуке» появился комментарий деда, отправившего внука в «Большое Приключение». Вот он:

«До недавнего времени я не мог сформировать своего отношения к закону о запрете ненормативной лексики и введению цензурных ограничений в этой связи. Сам любил при случае и в соответствующей обстановке вставить крепкое словцо и среди знакомых моих было немало вполне приличных людей, которые это себе позволяли. Причем мат из их уст не казался чем-то грубым, а выглядел некой присказкой, вполне безобидной, но украшающей речь.

Однако теперь я выступаю за этот закон.

А случилось вот что. Мой восьмилетний внук вернулся из детского оздоровительного лагеря, расположенного на озере в Карелии. Все там было хорошо: сидели у костра, ходили в походы, сплавлялись на катамаранах, учились ставить палатки и ловить рыбу… Но самым сильным впечатлением у пацана осталось, увы, не это. «Там все мальчики и даже некоторые девочки разговаривали только матом», – под большим секретом поведал мне малыш и в глазах его при этом стоял ужас.

Надо заметить, что в одном отряде с ним были не какие-то отморозки из сиротских приютов, а представители вполне обеспеченных и благополучных московских семей в возрасте от восьми до одиннадцати лет. И если уж эти изъясняются таким образом, тогда какие же нравы царят среди деревенских и поселковых ребят.

Второй случай произошел на днях, когда я летел из Западной Европы в Москву. Еще при посадке в самолет слышу за спиной невообразимо грязную ругань. Ну, просто – тошниловка. Оборачиваюсь. Две юные особы – лет по семнадцать каждой. Стильно одетые, явно не проститутки. Скорее студентки, любимые доченьки своих небедных родителей. Обсуждают какие-то девичьи дела. А у окружающих уши вянут.

Конечно, с этим что-то надо делать. Причем, ясно, что одними запретами ситуацию не изменишь. Все это – следствие катастрофического падения общей культуры, кризиса общеобразовательной школы. И, безусловно, тлетворного влияния отечественного телевидения. Достаточно вечером настроить свой телевизор на ежедневную популярную программу, в ходе которой приглашенные в студию граждане перемывают косточки своим соседям, знакомым и родственникам. Вот вам и школа злословия. Даже университет!

Именно к телевидению я бы предъявил самый строгий счет. В погоне за так называемыми рейтингами (а в переводе на понятный язык – за сверхприбылями) оно уродует наше подрастающее поколение, круглые сутки насаждает те убогие языковые штампы, которые становятся расхожими. Ведь телевидение это не просто СМИ, а – как теперь все мы хорошо знаем – самый эффективный инструмент манипулирования сознанием.

Если мат становится обыденным, а без слова «блин» не обходятся даже детсадовские малыши, то это прямой путь к вырождению».

Я попросил директора лагеря Юрия Бабинцева прокомментировать ситуацию:

«Об этом случае или случаях мы говорили, и знаем кто этот мальчик. Но мне кажется, что дед слишком драматизирует ситуацию, по поводу общей картины связанной с матом. Мне кажется, что мат был всегда, и со временем его не становится больше или меньше. И со страной, и с народом, думаю, ничего не случится из-за этого. Это подтверждает история. Но мат – это, конечно, плохо».

Я тоже прокомментирую. Нарядные и симпатичные девушки, изъясняющиеся матом, меня тоже пугают. Мысли появляются чуть ли не о конце света. Но это эмоции. Что представляют собой эти девушки и как сложится их жизнь – мы ведь не знаем. Вывод только такой: отсутствие культуры; в среде, в которой живут девушки, мат – норма.

Можно спросить разрешено ли ребенку курить. Но аналогичный вопрос о мате не задашь

Можно спросить разрешено ли ребенку курить. Но аналогичный вопрос о мате не задашь

В ноябре 1998 года, до открытия «Большого Приключения» было еще два года, с детьми из Географической школы нашего Клуба в осенние каникулы мы плыли на байдарках по реке Пра в Рязанской области. Человек 12. На левом берегу – территория Мещерского заповедника, места изумительной красоты и довольно глухие. Ударил мороз до 15 градусов, и река встала. Переночевав, утром мы поняли, что плавание закончилось. Ближайшая деревня – километрах в пяти, и мы пошли за помощью. А были ведь ноябрьские праздники. Подвыпивший лесник пришел с подводой и привез на телеге нас и наши байдарки в свою избу. Он жил с женой и двумя дочурками – 9 и 12 лет. Жена была явно недовольна, и муженьку от нее досталось, но мы вели себя тихо и скромно, у нас были продукты, которые мы щедро отдали хозяевам, неприятные минуты остались позади. (Возможно хозяйка была недовольна даже не тем, что муж привел ораву гостей, а тем, что он где-то успел выпить).

Потом все было чудно.

Вспоминаю эту милую, добрую семью – к месту. Мать и дочери – 9 и 12 лет! – не просто переругивались матом, но и в самых мирных диалогах использовали матерные слова.

Я был в ужасе. При каждом матерном слове меня словно вжимало в дощатый пол этой большой избы. Замечания маме и ее дочкам сделать было немыслимо, кстати, хозяин не матерился.

Наши дети были на высоте. Они не ругались, не хихикали, не вели дискуссий на тему: что хорошо, что плохо. Они словно не замечали…

Маленькие девочки – Света и Зоя – скоро перестали дичиться, и следующий день мы провели в этой семье дружно и радостно. Мата стало меньше. И все дети по очереди, включая Свету и Зою, читали стихи, а Света показала мне свой альбом с рисунками. Мы фотографировались все вместе смеясь, а вернувшись в Москву, переписывались.

Прискорбно, что деревенские дети ругаются матом. Но, во-первых, не все, а во-вторых, возможно и перестанут. Не думаю, что наши дети с того памятного случая сменили свое отношение к мату. Хотя очень может быть, что они сказали себе – нет, впредь я лично сквернословить не буду. Говорят, дурной пример заразителен. Иногда, я твердо уверен, наоборот.

Вряд ли «дед», запись из блога которого я процитировал, прав, вводя некий социальный подтекст: «явно не проститутки», «отморозки из сиротских приютов», «деревенские и поселковые ребята». В ином детдоме дети растут под крылом культуры, в иную московскую стомиллионную квартиру культура даже не заглядывала. Я лично доволен законом, вступившим в силу с июня 2014 года, который предусматривает денежные штрафы за организацию «публичного исполнения произведения литературы, искусства или народного творчества, содержащего нецензурную брань, посредством проведения театрально-зрелищного, культурно-просветительного или зрелищно-развлекательного мероприятия».

В 2009 году в «Московской правде» была напечатана статья «Дети, которые не курят». Речь шла о ребятах из двух московских специальных школ-интернатов – 22-й и 65-й. Из 20 человек, приехавших в лагерь, никто не курил. Мы были в восторге. Мечтаю написать статью «Дети, которые не ругаются матом». Думаете, это когда-нибудь произойдет?

 


Комментарии
  1. Артем

    Первый момент, который я хочу отметить, то что мат — это часть русского языка, не самая его лучшая, но часть. Беречь его или нет, такой вопрос я не поднимаю. Приведу несколько примеров
    11 июля 2018-го года, стадион Лужники, на последней минуте финала чемпионата мира по футболу сборная России зарабатывает пенальти, Аршавин подходит к мячу и бьет мимо ворот. И весь стадион в едином порыве «ай-яй-яй-яй-яй!». Представить такое можете?
    Другой пример, смотря старые фильмы о войне, мы видим солдат, выпрыгивающих из окопов с криками «за родину». Я как ветеран второй чеченской вам честно отвечу, никаких «за родину» нет, в атаку идут с матом. Потому что страшно.
    Третий пример, часто человек начинает материться когда его сильно обидят, либо он чем то напуган, либо в чем то не уверен. Это не правило для каждого человека, но по моим наблюдениям, не матерящийся человек в обычной жизни применяет эти слова именно находясь в таких ситуациях.
    Объединяет эти три примера наличие душевной боли, утраты и т.д. И мат в некоторой степени служит кратковременной анастезией для души, позволяет собрать мысли в кулак, и понять, что делать дальше. Но у этой анастезии слишком много осложнений, поэтому материться я себя научил про себя, с переходным вариантом шепотом. С тех пор от меня мата никто не слышит, хотя я ругаюсь. Но делаю это про себя.
    Другой вопрос — если это привычка. А вредные привычки лагерь Шпаро выводить умеет, будь то ковыряние в носу или разговор-сквернословие, методы одни и те же.

    • РедакторРедактор

      В этим мнением трудно спорить, но согласитесь, все приведенные Вами примеры имеют отношения ко взрослым, а в устах подростков такая лексика выгладит и звучит ужасно всегда и без скидок на «душевную анестезию».

  2. Иван
    5

    Телевизор — враг!
    Также проблема с воспитанием. В обществе мало уважения к людям. Родители проявляют неуважение, дети транслируют.
    А ещё перестало быть принято делать замечания в транспорте, на улице. Но для этого человек должен знать стыд…

  3. Елена

    Когда я пришла работать в колледж в 2011 году, то просто столбенела от количества мата, которым заполнялись коридоры на переменах. В своей группе мы все вместе придумали наказание — наряд вне очереди в виде дежурства после занятий. Ребята сами предложили подобное наказание. На классных часах мы беседовали на тему злословия, просматривали фильмы, делились впечатлениями. Мат практически исчез. Другим воспитанникам колледжа я как педагог не позволяла ругаться в своем присутствии. Это привело к тому, что ребята при виде меня в коридорах обрывали свои разговоры, улыбались, здоровались. Получается, что если хорошо попросить, то ребята с удовольствием идут навстречу. К сожалению большинство педагогов делают вид, что ничего не замечают.
    Интересно и креативно боролась с матом преподаватель истории. Била рублем. То есть существовала система штрафов для обучающихся на уроках истории. Конечно же большинство ребят оплатить нарушение не могли. Такие заносились в списки должников и при необходимости были вынуждены выполнять не совсем приятные для себя работы в этом кабинете. Жвачку от пола или от парт отковырять например, собрать мусор после занятия и вынести, и другие общественные работы.
    Я считаю, что в большинстве своем подростки не хотят ругаться, просто так делают все, не хочется выделяться. А если строгий запрет или наказание будут одинаковы для всех и повсеместно, это может дать хорошие результаты.

  4. Владимир

    В 90-х годах водили в походы по Карелии детей, стоящих на учёте в ДКМ. Дети от 12 до 17 лет. С детским курением боролись тщательной проверкой вещей и изъятием сигарет с последующим сжиганием их на костре. Поначалу были и злость и обиды, но потом дети понимали, что дымить им не нужно. Сами при детях не курили, прятались. Потом и сам курить бросил, более 10 лет не курю.
    А с матом борьба велась постоянно. Каждый, прилюдно выругавшийся, мыл кан добела, и не из-под чая. Поначалу все посмеивались над этим наказанием, но со временем мат сошёл на нет и был заменён вызывающим улыбку «тра-та-та». До сих пор это часто используется в нашей компании, хотя с течением лет она стала совсем маленькая.

  5. Galya Morrell

    Дед прав. Школа злословия начинается с телевидения, поэтому первый счет стоит предъявить ему. Блажен тот, кто может выбрать «иные» университеты, но у большинства такой возможности нет. Pro-Camp — это оазис в пустыне, но тот факт что он существует — уже свет в конце туннеля. Спасибо Дмитрию за то, что он начал этот неприятный но очень нужный разговор.

  6. папа

    Думаю, слова знать надо! Но использовать их, где, когда, при ком: вот искусство!

  7. Елена

    Мне кажется, взять и заставить людей не материться — невозможно. Нужно постепенно, шаг за шагом.
    Сын в августе ездил в поход в Вашем лагере, сказал, что было правило — кто сматерится, должен отжаться 30 раз. Для пацанов отжаться — не проблема и не обидно, но главный урок — материться — плохо и за это будет наказание, хоть и необидное. Это главное. Спасибо, что думаете о наших детях, воспитываете.

Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*