09.06.2020

МЯЧИК В ВОЗДУХЕ

Детский туризм на грани банкротства. Государство не берётся помогать.

21 год существует наш лагерь «Большое приключение» в Карелии. Кажется, все довольны. Едут дети из Москвы, из других городов и даже из других стран. Родители покупают путевки. Не раз называли лагерь карельским «Артеком». Но, конечно, мы не «Артек» — другой масштаб, мы не государственные и, главное, мы — палаточный лагерь, туристический, походный.

Такой же 6 лет существует в горах Краснодарского края.

«Новая» не раз писала о «Большом приключении». Президент В.В. Путин ставил «Большое приключение» в пример и давал поручения губернаторам помогать. В самом деле, губернаторы помогают.

Теперь пандемия, и сегодня, в первых числах июня, стоит вопрос:

закроем ли мы лагеря и объявим ли клуб банкротом?

Иному может показаться, что лагерям Шпаро живется хорошо — известная фамилия, основатели — публичные люди, сильная «крыша», как же — дружба в верхних этажах власти. Но у каждой медали есть две стороны. Вторая сторона — требования к нам зачастую превышают все мыслимые нормальные нагрузки. Вот пример.

Роспотребнадзор Карелии обязал наш палаточный лагерь оформить источник питьевого водоснабжения. Прямых указаний в СанПине, регулирующем палаточные лагеря, этого требования нет, и мы не слышали, чтобы от других палаточных лагерей требовали подобное. Но что такое оформить источник питьевого водоснабжения? Это 700–800 тыс. рублей + 24 месяца исследований анализов воды.

Но самое мерзкое — на выполнение этого требования нам было дано всего 12 месяцев. Затем последовал суд и штраф в 600 тыс. рублей.

За многие годы работы мы заслужили хорошую репутацию. Наша система подготовки кадров для детского туризма — одна их лучших в России; программы походов сбалансированы по сложности и по интересности, наш стандарт соотношения детей и инструкторов — 5 к 1 — уникальный для отрасли детских активных путешествий; 80% детей, посетивших «Большое приключение», приезжают вторично. Масса новаций: вместе с обычными ребятами путешествуют дети с ограниченными возможностями; нашумевшая программа #директорВпоход; каждую весну в Карелии мы готовим команду, которая в апреле идет на лыжах к Северному полюсу.

Теперь о грустном.

  1. Детский отдых — яркий представитель сезонной отрасли экономики. Основные деньги приходят в июне–августе. То, что остается после сезона, тратится в сентябре–ноябре. Декабрь–май спасают ранние продажи. Эти деньги идут на обучение персонала, на рекламу, на поддержание офиса, на охрану объектов, на ремонт и поддержание инфраструктуры и, конечно, на подготовку нового сезона.
  2. Запуск перезимовавшего лагеря — дорогая и сложная эпопея. Полтора миллиона рублей! Это цена выполнения всех законодательных инициатив (которые каждый год обновляются и расширяются), но государство не помогает, хотя детский отдых на 100% социальная сфера, и в этой сфере мы точно помощники государства. Любая коммерческая организация, работающая в сфере детства, без всякого сомнения, выполняет социальный заказ. Хороший пример — частные школы, на законодательном уровне имеющие господдержку.
  3. У любого лагеря, как и любого другого бизнеса, есть понятие «точка безубыточности». Если мы продадим 100 путевок — мы будем в кошмарном минусе, так как большинство расходов — косвенные, не зависящие от количества проданных путевок.

Теперь, представляя себе немного экономику детского отдыха, посмотрим на текущую ситуацию.

До середины марта шли ранние продажи. Путевки покупались — делались оплаты и предоплаты. Потом, по понятной причине, продажи встали, но расходы остановиться не могли: жизнедеятельность лагерей поддерживалась, обучение персонала происходило, мартовские школы инструкторов, а это для каждого лагеря миллион рублей, отменить было невозможно, наши собаки — их более 60 — пользуются услугами ветеринаров и хотят есть… Основные продажи — март–апрель–май — застыли на нуле. Вместо 1000 путевок было продано 300.

27 мая Роспотребнадзор выпустил методические рекомендации, как организовывать детский отдых нынешним летом:

  •  отдых в лагерях только для детей внутри региона (формулировка — до снятия третьего этапа карантина);
  • правила работы палаточных лагерей — не упомянуты;
  • что делать с детьми, если во время смены кто-то заболеет бронхитом или пневмонией — не ясно. Видимо, это должен решать организатор лагеря — может быть, угадает. Должен ли лагерь встать на обсервацию? Как быть с ж/д билетами? И понятно, что вся ответственность на компании, все финансовые риски на ней.

Многие частные лагеря не готовы к такому развитию. Они ощущают, что государство их кинуло. Директора писали письма чиновникам, кажется, всем. Но все государственные структуры по существу молчат.

Государство не хочет разделить ответственность с организаторами детского отдыха. Что делать организаторам?

Фонд «Клуб “Приключение”» является туроператором. Имеется страховка на 500 000 рублей, но на данный момент наши обязательства несравнимо больше.

Мы надеемся, что в августе мы сможем работать, и тут есть несколько вариантов:

  • мы откроемся как лагерь, если методические рекомендации Роспотребнадзора к палаточным лагерям будут сформулированы и упростятся;
  • мы будем проводить походы, а не смены в лагере (этот формат мы прорабатываем и готовим);
  • на территории лагеря организуем семейный кемпинг, будем принимать родителей с детьми и устраивать программы семейных походов.

Но любой из этих вариантов сработает, если мы сейчас начнем продавать путевки, если появятся новые оборотные средства.

Какие же выводы? Если сейчас к нам обратятся все клиенты, оплатившие путевки с просьбой/требованием вернуть деньги, начнется процедура банкротства. Надеемся, что сработает страховка туроператора. Но что она может спасти? — клиенты получат совсем небольшие деньги.

Другой вариант оптимистичный. В Москве туроператоры сейчас поступают так: берут на себя обязательство предоставить своим туристам эквивалентные услуги до 31 декабря 2021 года, деньги же, внесенные клиентами, остаются на депозитах у туристических компаний. Понятно, что заключается некий пакт и компания всячески помогает своим клиентам, которые вдруг стали ее спасателями.

Я хочу понять одно. Все, что я пишу, интересно государству или нет?

Несмотря на большие изменения в законодательстве, происходящие в нашей сфере в течение последних лет, государство так и не разграничило понятия «детский отдых» и «детский туризм». Изменился закон ФЗ-124 об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации, появились понятия: «организации отдыха и оздоровления» и реестр этих организаций. Но в законодательстве по-прежнему нет понятия «детский туризм», и имеется лишь одно требование к компаниям, организующим туры для детей, — запись в реестре туроператоров.

И, уверяю вас, среди чиновников нет человека, который мог бы сказать, где кончается «детский отдых» и начинается «детский туризм».

В сфере отдыха и оздоровления государственное регулирование осуществляет Министерство просвещения. Но тут никто и слышать не хочет о негосударственных организаторах походов. Вам тотчас объяснят: «Это дело Ростуризма». Это агентство, входящее в Минэкономразвития, в самом деле регулирует весь туризм. Но в Ростуризме, услышав слова «детский туризм», вас мгновенно отошлют в Минпросвещение: «Дорогие мои, дети — там. Детьми занимаются там! Мы — туристическими кластерами и дистанциями…».

Получается, что активный туризм, походы — это нечто сродни мячику, который перекидывается между двумя этими ведомствами. Оба надеются, что мячик зависнет в воздухе и ответственность за него возьмет на себя сам организатор работы с детьми. Если ЧП не будет, то все хорошо — организатор цел. Что-то случится — организатор всегда будет виноват, поскольку он что-то нарушил.

Государство всегда в выигрыше — «вин-вин ситуэйшен» (ситуация двойного выигрыша). А те, кто работает с детьми, да и сами дети, — всегда в проигрыше.

Так вот, сейчас мячик в воздухе. Выгодно это государству или нет?

Источник: Новая газета

Автор: Дмитрий Шпаро



Добавить комментарий:

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

Комментарии
  1. АватарНаталия

    Только не это! Мы надемся, вы преодолеете и эти трудности и продолжите это важное дело! Мои дети уже ходили с вами в походы и, очень надеюсь, пойдут опять. Наш поход в июне не состоялся, но мы не теряем надежды на август. Собираем рюкзак.
    Держитесь, мы не собираемся требовать возврат. Как вам еще помочь?
    Если вы не выживете, это будет катастрофа….

  2. АватарТатьяна

    Прочитала статью… В каждом слове боль… Держу кулачки за лагерь, за карельское лето, которое дочка ждёт целый год, начиная с 2014 года. В этом году “Аква-активити. Ускорение”, конец июля. Ждём, верим, что здравый смысл восторжествует. Удачи всем нам!

  3. АватарЮлия

    Держитесь, пожалуйста. Забронировали на этот год Карелию в июле с 10го. Очень надеемся. Поедем уже 4й раз с вами.

  4. АватарОксана

    Пожалуйста, не закрывайтесь!!! Чем может Вам сейчас помочь обычная семья? В этом году ничего не заказывали у Вас – просто были другие планы. Если бы забронировали – и в голову бы не пришло требовать деньги обратно, честно. Дважды ездили с Вами в Карелию: из СПб и в прошлом году из Москвы. Ребенок (и, соответственно, родители) – в восторге. Имена собак помнит до сих пор. Просто сердце кровью обливается, когда думаю, что может исчезнуть единственная (во всяком случае, я других не знаю) организация ТАКОГО уровня, качества, ответственности. Держитесь!!!