СЕТЬ ДЕТСКИХ ЛАГЕРЕЙ ДМИТРИЯ И МАТВЕЯ ШПАРО
8 (495) 960-21-28 мск
8 (812) 923-62-75 спб
Главная › Блог › Долгий трудный разговор. Окончание
0

Долгий трудный разговор. Окончание

Минувшим летом группа под руководством Владимира Родионова – одного из лучших инструкторов лагеря в Карелии – была нещадно искусана комарами и мошкой, и двое мальчиков с расчесанными до ран ногами попали в московские больницы. Инструктор написал две объяснительные записки на имя директора лагеря Ю.М. Бабинцева. Начну со второй. В обоих случаях имена детей изменены. 

В походе нельзя, заботясь о других, не заботиться о себе

«От родителей участника программы Николая Л. поступила жалоба на то, что у ребенка раны на ногах.

В самые первые дни приезда группы в лагерь я заметил, что Николай ходит медленнее остальных ребят и прихрамывает. На мой вопрос: «Что случилось?», он ответил, что у него на ногах мозоли, которые остались с прошлого лагеря. Осмотрев ноги, кроме мозолей я увидел вросший ноготь на большом пальце ноги, палец был несильно воспален. Я обработал раны зеленкой и велел Николаю тщательно сушить обувь и надевать носки (он этого не делал). В походе я заметил, что у Николая появились расчесы на ногах, и снова обработал все раны. Далее я обрабатывал все раны еще несколько раз за поход. Раны были чистые – не воспаленные. От Николая жалоб не поступало, но он продолжал ходить без носков и в сырой обуви. Сушил он ее только тогда, когда я обращал на это внимание. На мой взгляд, это и послужило развитию воспаления. К врачу я не обращался, так как Николай убеждал меня в том, что у него все в порядке».

Юноша долго лежал в больнице, что было крайне обидно и неприятно. Несколько раз я разговаривал с его отцом по телефону, и был очень рад, когда они оба – и поправившийся мальчик и папа – 26 сентября пришли на наш городской праздник «Большое Приключение в Сокольниках». Втроем мы разговаривали, и каждый из нас, я думаю, осознавал какие-то свои ошибки, что, согласились, важно для всех.

Заботясь о других, не забывай и о себе

Заботясь о других, не забывай и о себе

На долю Николая выпали серьезные испытания. Он – молодчина, об этом сказал ему его отец. Я тоже с удовольствием пожал руку совсем взрослому парню. Не столь важно, что папа Николая думает о нашем лагере. Важно, что ребенка на трудном пути взросления и самовоспитания, отец поддерживает.

От мамы второго мальчика мы получили очень досадное письмо. Уверен, что оно было написано сгоряча; и в самом деле, по прошествии небольшого времени той же мамой письмо было, так сказать, дезавуировано. Вот существенные фрагменты письма:

«Уважаемые Матвей и Дмитрий, 

Мы приехали из кожного диспансера, где поставили диагноз – распространенная пиодермия. Врач пригласила заведующую и та предложила госпитализацию – в основном из-за того, что язвы есть и в ушах, что близко к головному мозгу. Также есть язвы на теле. Я написала отказ, поскольку самочувствие пока, слава Богу, не критическое. Ходить ему трудновато. Сказали, что надолго будет запрещено бегать и прыгать. Прописали антибиотики, будем лечить дома, если будет ухудшение – поедем в больницу.

Посылаю пару фоток с отекшими ногами для Дмитрия, чтобы он имел представление. Не хотелось бы, чтобы всю вину возложили на инструктора, поскольку медицинское обслуживание – не его специализация.

Позднее для подтверждения диагноза могу прислать скан справки. Надеюсь, родители другого мальчика, имя которого мой сын не хочет говорить, тоже предпримут срочные меры по лечению…

P.S. Принципиально хотелось бы, чтобы вы полностью пересмотрели вопросы обеспечения санитарно-гигиенической составляющей отдыха для детей в следующих сменах, которая делает отдых либо опасным, либо безопасным. Мой сын переживает, что теперь пострадает инструктор, я согласна с ним, поскольку это чисто вопрос общей организации…»

Участник обязуется незамедлительно сообщать Инструктору и Вожатому (сопровождающему) обо все изменениях в состоянии своего здоровья.

Объяснительная В. Родионова:

«Участник программы Петр К. после укусов мошек сильно расчесал места укусов, от чего образовались раны. Раны появились на 5-6 день похода и были чистыми, я обработал их зеленкой. Далее в течение похода я обрабатывал их еще дважды.

От Петра не поступало жалоб на раны, увидел их я сам и настоял на обработке. После возвращения из похода, когда Петя вернулся от врача, я спросил: показал ли он врачу ноги? Петя ответил: «Нет». На мой вопрос почему, он сказал, что все хорошо. Хочу отметить, что Петру – 14 лет, он очень самостоятельный и взрослый мальчик, я был уверен, что ему не требуется мое особое внимание, в чем я, видимо, ошибся».

Убедительно и лестно звучат слова Родионова: «он очень самостоятельный и взрослый мальчик. Я был уверен, что ему не требуется мое особое внимание». Но также правильны и другие слова Родионова – «видимо, я ошибся».

В группе всегда есть более сильные дети, и те, кто слабее. Понятно, что и инструктор, и вся группа чуть-чуть опекает слабых. Так реализуется командная философия лагеря. Но в походе нельзя заботиться о других, забывая заботиться о самом себе. Последствия могут быть самыми плачевными. Так что молодые люди – Николай и Петр из группы Владимира Родионова, так, по крайней мере, мне лично кажется, получили полезные уроки. Мы же приняли два решения. Во-первых, пункт 3.8 в Согласии на поездку ребенка в лагерь, которое подписывают родители, набрать жирным шрифтом. Вот он: «Участник обязуется незамедлительно сообщать Инструктору и Вожатом (сопровождающему) обо все изменениях в состоянии своего здоровья».

Во-вторых, инструкторы, если они используют в походе какие-то медицинские препараты, обязаны сообщать об этом врачу лагеря. Так было всегда. Но теперь мы обяжем инструкторов сообщать даже о мелочах — использовании зеленки. Подчас, выходит, это не мелочь. Врач же в этом случае не просто спросит участника, жалуешься ли ты на что-либо, а заострит свое внимание именно на той болячке, о которой говорит инструктор. 

«Большое Приключение» – «Орленок»

Еще один медицинский случай, который тоже связан с расчесыванием мест, укушенных комарами. Но этот случай почти анекдотический.

Наша сотрудница Ирина написала докладную записку (имена изменены): «Сегодня (24 июня) в офис звонила мама Елены Т., которая ездила в лагерь на программу «Колумбы Мергубского озера». Она утверждала, что девочка приехала из лагеря с чесоткой. Врач лагеря написала, что ничего подобного не наблюдалось.

Поздно вечером мама позвонила вновь и угрожающим тоном высказала свое мнение. Вот ее слова: «Моя дочь из вашего лагеря приехала с почесанными руками, ногами и поясницей. Сейчас она лежит в боксе с диагнозом чесотка. Как можно в XXI веке не предостеречь детей, выезжающих групповыми заездами, от такого! Испорчены все каникулы и дальнейшие поездки. Девочка жила в палатке  с сопровождающим. Все симптомы списали на реакцию укусов насекомых. Девочка сообщила, что расчесанные места обрабатывали чем-то (из-за чего щипала кожа). Чесалась не только она, но и другие участники. Видимо, вообще  не проводится дезинфекция спальников… Хочу разобраться не только ради своей дочери, но ради других детей, которых Вы отправляете туда!..»

Угрозы, содержавшиеся в письме, опущены. Но тут не до угроз. Чесотка сама по себе скверная штука, хотя легко лечится. И, кстати, никто от нее не застрахован. Болезнь можно подцепить даже в транспорте… Но возня, какая возня! И все-таки я не очень поверил в достоверность диагноза, который где-то (пока неизвестно где) кто-то поставил. Во-первых, наш врач не могла не выявить заболевание. Визуально чесотка легко распознается. Во-вторых, точный диагноз чесотки – подтвердить не так-то просто, это скажут в любой кожной клинике. В-третьих, кажется, что не могло так случиться, что Лена заболела, а все вокруг – нет.

Комары – такая же достопримечательность Карелии, как чистые леса или тысячи озер

Комары – такая же достопримечательность Карелии, как чистые леса или тысячи озер

Объяснительная врача лагеря, копии договора о стирке и химической обработке спальников были тут же получены из лагеря. Семьи других членов команды, в которую входила Лена, жалобу не поддержали – все дети здоровы и счастливы. Мама Лены сказала много всяких слов про бокс, но не сказала, где же он находится. Казалось бы, раз поставлен такой серьезный диагноз, то медики должны были бы в первую очередь оповестить нас.

Звоню маме, спрашиваю, в какой же больнице лежит девочка, прошу телефон главврача, да любой телефон этого медицинского учреждения.

Не сразу, далеко не сразу выясняется, что Лена действительно в боксе, но вовсе не в больнице. Сделали ли необходимый «биологический» анализ? Конечно, нет. Дело обстояло так: в учреждении, немедицинском, прежде чем поместить Лену в «бокс», некие люди, глядя на корочки, покрывающие расчесанные после укусов комаров ноги и руки нашей путешественницы, ужаснулись и припечатали ее и нас словом «чесотка».

Произошло все это в одном из отрядов лагеря «Орленок». Великолепный лагерь! Он был превосходным во времена СССР, и сейчас не потерял своего качества. Но, наверное, впервые в истории, в «Орленок» на самолете прилетела девочка, которая всего два дня назад участвовала в программе «Колумбы Мергубского озера» и мужественно сражалась с походными трудностями, включая злосчастных комаров.

Нервотрепка, кажется, продолжалась один длинный-предлинный день. Без нашего вмешательства девочку выпустили из бокса. Мама покаялась за свою несдержанность – «сильно разнервничалась». Понять ее, конечно, можно. «Большое Приключение» в Карелии, или в Краснодарском крае, или Крыму ждет Лену и всех других героев этих заметок. И многих-многих других детей, кто хочет в поход, кто хочет преодолевать настоящие, а не придуманные трудности.

 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:


Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*