23.09.2011

Курить – не спортивно!

Начну с резких слов академика Андрея Воробьева: «Я, конечно, в огромной претензии к правительству! Они что – по улицам не ездят? Как же им не стыдно: на Рублевском шоссе через каждые 100 метров – реклама табака! Большего яда я не знаю. Это очень токсичный наркотик. Табак – практически единственная причина массового рака у мужчин. Даже американская медицина, средняя по отношению к европейской, запретила курение. А в России его рекламируют!»

Ясно, что проблемы, о которых говорит медицинское светило, в прошлом министр здравоохранения России, лежат на стыке между заботой о здоровье нации (главным образом подрастающего поколения) и заботой о прибыли. Вопросы тут к большим людям: законодателям, членам правительства, Президенту Путину, который, кстати, сам не курит и тем самым подает всему населению России положительный пример. Но борьба с курением должна вестись на разных уровнях, и моя личная забота — дети, которые вот уже семь летних сезонов приезжают в наш карельский лагерь «Большое Приключение».

Выйдя из поезда на станции Сегежа, я запрыгнул в «пазик», где расположились 20 московских подростков 13-17 лет и два сопровождающих – Кирилл и Маша – студенты-третьекурсники МПГУ. За сутки, которые детвора провела в поезде, все перезнакомились, и студенты уверенно шепчут мне: «Дети – хорошие».

Через полтора часа езды по лесной дороге ребятишки на заднем сиденье заскулили: «В туалет». Понятное дело – надо остановиться.

Кое-кто заспешил в кустики, другие, высыпав из автобуса, закурили. Мальчишка, может быть, самый младший из всех, не больше 13 лет, и уж точно – наименьшего роста, задымил по-взрослому – зачарованно. Точно так же – со счастливым видом затянулась кудрявая девчушка, которая всю дорогу в автобусе хохотала.

Мое отличное настроение улетучилось. Право, не могу без боли и раздражения смотреть на детей, которые курят. Это ведь против природы, какой-то самотеррор.

Спрашиваю Кирилла и Машу, все ли курят?

– Нет, что вы. В одной группе – шестеро, в другой – пятеро.

В прошлом месяце сегодняшние старшие уже возили в лагерь две московские группы. Кирилл с гордостью вспоминает: «У меня тогда никто не курил». Печальный диссонанс Маши: «А у меня наоборот – все, кроме одного мальчика». Кажется, эти симпатичные студенты, уже достаточно образованные, разделяют мои страдания и озабоченность. Они готовы напряженно думать над тем, как оградить подростков от курения. Но при этом сами курят.

Из статистики известно, что 85 процентов семнадцатилетних россиян пробовали курить и около половины курят регулярно. Как с этим бороться? И конкретно, как с этим бороться в «Большом Приключении»? Много зависит от позиции родителей.

Как-то летом на Ленинградском вокзале я стал участником неожиданной дискуссии пап и мам: разрешать детям курить в лагере или нет? Большинство родителей склонялось к тому, что их дети могут курить в открытую, ибо в противном случае – они все равно будут курить, но скрытно, по углам, а это хуже. А некоторые категорически возражали. Они объяснили, что отправляют ребят в лагерь как раз для того, чтобы освободить их от никотиновой зависимости. Итог дебатов: те дети, кому родители разрешили взять с собой сигареты, будут курить, подчиняясь правилам, существующим в лагере. Остальным запрещено подходить к сигарете ближе, чем на метр.

Если мы знаем, что папа и мама строго против, то это позволяет нам ввести в лагере репрессии – отбирать, например, сигареты.

Можно, конечно, узаконить глобальный запрет: в лагере никто не курит. Но где взять более ста некурящих сотрудников: администрация, инструкторы, сопровождающие (Кирилл и Маша окажутся за бортом), врачи, повара, водители…

Пусть мягче: в лагере дети не курят. Что делать с нарушителями? Не замечать? Но это лицемерие, и подростки тотчас потеряют уважение к лагерю. Отчислять провинившихся и отправить в Москву? Организационно это почти невыполнимо, к тому же безумно дорого.

В «Большом Приключении» мы вводим постулаты: взрослым не курить вместе с подростками. Не курить на катамаранах или на велосипедах; курить – не спортивно! В лагере сигарету можно зажечь только в отведенном месте – это диктуют соображения пожарной безопасности. Курилка – непривлекательна, расположена на отшибе, тесная, и сидеть в ней не на чем.

А как быть в походе? И тут постепенно вырабатываются некие правила. У костра (самое кайфовое место) – не курить, дабы не портить настроение некурящим. В лесу – не курить, легко устроить пожар. К реке в темноте не ходить из соображений безопасности. В идеале на каждой стоянке должна организовываться непритязательная курилка…

Что можно сделать еще? Нашим детям нет дела ни до лошади, которую убивает капля никотина, ни до своего здоровья, ни тем более до своего далекого будущего! Но в лагере можно создать атмосферу непрестижности курения. Курить – не круто, потому что круто – другое! И это другое – козырные карты «Большого Приключения» – должно быть в самом деле достойным и вызывать у подростка желание приехать в лагерь повторно, на больший срок.

Все годы существования «Большого Приключения» мы откровенно говорим папам и мамам, что не сумеем отучить ваших детей от курения, но тот, кто не курит, почти наверняка не возьмется у нас за это дело.

А как все-таки бросить курить? С точки зрения медиков, это возможно, ведь курение всего лишь наркотическая зависимость. Процесс привыкания известен. Никотин стимулирует появление дофамина, вещества, которое вырабатывается мозговыми клетками и способствует передаче нервных импульсов.

Дофамина больше, и ты чувствуешь себя энергичным, твои умственные и физические возможности (субъективно) возрастают, мышцы играют. Только вот беда, коли было это бодрящее состояние, то организм в ответ чуть сдает позиции, и фоновый уровень дофамина снижается. Никотин нужен теперь уже не для того, чтобы почувствовать прилив сил, а просто чтобы приблизиться к своему нормальному состоянию.

Эту физиологическую зависимость от курения можно подавить никотинозамещающей терапией: пилюлей или никотиновым пластырем. Но, к несчастью, существует и другая, как многие считают, более сильная зависимость – психологическая. Сотрудник Центра психического здоровья РАМН Георгий Рубчев дает такую емкую характеристику сигареты: «Уникальное изобретение, своего рода «пустышка для взрослых»: компактное, дешевое и универсальное средство для затыкания любой психологической пустоты, замены всего, чего человеку в данный момент не хватает».

Вернусь к тинэйджерам. Тот же психолог Рубчев говорит: «В это время человек как бы «вылупляется» из семьи, заявляет свои притязания. Все в этом возрасте очень хотят быть взрослыми – так, как они это понимают. А сигарета – несомненный атрибут взрослости. Вот цифры, унизительные для России. В США в 1981 году среднестатистический американец выкуривал 2900 сигарет в год, и это был максимум. К 2005 году показатель снизился более чем в два раза – 1270 сигарет за год на душу населения. Для сравнения: в России 2240 единиц курева в год на человека, то есть мы уверенно подбираемся к американскому рекорду 25-летней давности.

Мое предложение: открыть в «УГ» рубрику «Я бросил курить». Абсолютно уверен, что, расставшись с сигаретой, учитель, классный руководитель, завуч, директор, ассистент, доцент, профессор, ректор автоматически спасет от курения нескольких подростков. Итак, ждем короткие истории о том, как «я решился, мобилизовал волю и бросил курить». Напишите о себе ради других.

 

Дмитрий Шпаро,
«Учительская газета», 13.10.2006 г.



Комментарии
Добавить комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*